Дорогами войны

Рассматривая альбом, я на одной из страниц нашел фотографию красивого монастыря в деревне Вяжище. Таких фотографий было две и сообщалось, что в январе 1944 года бригада брала с боем это Вяжище и штаб размещался в этом монастыре. Мне захотелось побывать в этом монастыре, тем более что в интернете я нашел фотографии этого монастыря уже отреставрированного. Я думал, что может быть остались очевидцы тех событий, которые могли бы рассказать о них.

Путевые записки

В Питере на вокзале я нашел расписание движения электрички до Новгорода, она называлась Ласточка.Отправлялась она в Великий Новгород в 7:11, а прибывала в 10:50, что было очень для меня удобно, поскольку поезд из Москвы прибывал в Питер в 5 часов утра.Я взял два билета и мой друг Коля, который живет в Питере, подъехал к этому времени.После Чудово электричка разделилась на две отдельные и одна ее часть-наша-поехала в обратном направлении в сторону Спасской Полисти.По пути выяснилось, что она на станции Вяжище, где планировалось сойти, не останавливается и на Подберезье тоже, поэтому прищлось ехать до Новгорода и менять планы экскурсий.На вокзале выяснилось, что автовокзал находится рядом и что первый удобный автобус на Вяжище уходит в 12:20. Одновременно узнали мы и про другие расписания для поездок на завтра в Подберезье, Тютицу и Нащи,как раз те деревни через которые проходил путь танковой бригады в далеком 1944 году.Гостиницу сняли прямо на вокзале, чтобы не тратить время на поездки по городу и пошли искать , где можно перекусить.Нашли поблизости кафе и в нем попили чаю и кофе с булочками,вещи оставили в гостинице и налегке с запасом бутербродов на всякий случай сели в автобус и в 13:00 были прямо у монастыря. Автобус остановился прямо напротив монастыря, который во всей своей красе гордо стоял на краю деревни.Было воскресенье и как оказалось в воскресентье монастырь был закрыт. Монастырь не простой, относится к московской епархии и службу несет здесь приезжающий из Москвы человек.Когда ехали в автобусе, я мечтал, что может быть гостеприимные насельницы покормят нас в монастыре монастырской кашей, однако никто нас там не встречал с распростертыми объятьями, все было закрыто, правда внутрь ограды можно было пройти.Побродив вокруг монастыря и вдоволь нафотографировав, мы решили постучать в небольшой домик рядом с монастырем, из которого доносился лай собаки и тихий разговор.На стук открыла пожилая невысокая монахиня, которую я в дальнейшем буду называть старшей и в ответ на нашу просьбу встретиться с настоятельницей ответила, что настоятельница больна и никого не принимает.На наш разговор вышла вторая молодая насельница, высокая стройная в церковной одежде и очень симпатичная.Тут я обратился к Коле, чтобы он меня сфотографировал нас с ней,чтобы я фото жене показал.На что старшая быстро сказала, как отрезала-не положено.Тогда я обратился к пожилой насельнице и сказал, что мы можем и с ней поговорить и первым делом сообщил, что мы хотели бы заплатить за фотографирование, так как на воротах монастыря было написано, что фотографирование платное и стоит 50 рублей.Я протянул ей 100 рублей за себя и Николая,а Коля еще сам заплатил 100, после чего монахиня подобрела, сказала, что деньги пойдут на нужды монастыря и даже предложила показать нам внутренности монастыря. Как оказалось ремонт в монастыре сделан только снаружи и в двух небольших помещениях внутри, на остальные помещения видимо не хватило денег и они стоят неотапливаемые в первобытном состоянии. Пока мы говорили, подошли какие-то другие приехавшие на автобусе люди. Я рассказал о том, что мой отец был в этом монастыре во время войны, показал фотографии монастыря того времени и подарил ей их с подписью данных об отце.После этого она повела всех нас в монастырь, открыла двери и все вошли в помещение, где размещался алтарь.Конечно ничего от того монастыря , что был до войны, не осталось и поэтому внутри было все новое и современное.Мы поставили свечки, поклонились иконам, народ ринулся покупать какие-то церковные безделушки, норовя получить их задаром.Потом мы пошли наружу еще осматривать окрестности и снимать монастырь с разных точек. Внутри храмовой изгороди расположено небольшое кладбище, на котором покоятся солдаты и офицеры, погибшие в 1944 году при его штурме. Есть одна могила и война, погибшего уже в наше время в Афганистане. За храмом расположено заросшее камышом святое озерко, из которого раньше брали святую воду, но после того как в нем утонул солдат, вода испортилась и теперь оно заросло камышом и лишь соседние дачники берут из него воду на полив своих огородов. Лишь пять больших деревьев издалека показывают, где оно расположено . Фотографии в 1944 году были видимо сделаны со стороны этого озера. Сравнивая их с современными, видно, что монастырь бы изменен-добавилось число луковок на башне.Как позднее выяснилось из разговоров с жителями на обратном пути на остановке, в монастыре живут всего две монахини, которые и управляются со всем хозяйством.Им помогают рабочие, так как рядом с монастырем стоят подсобные помещения, в которых стоят трактора и машины. Было много раньше монахинь в монастыре, но они поссорились с настоятельницей, которая видимо слишком сурово с ними обходилась, и все ушли в другой монастырь. Ничего нанешние насельницы про войну не знают, так как обе приезжие. Старшая до этого жила где-то в омской области, про младшую известно только то, что она в монастыре работает вместе с матерью, которую мы не видели, так как она была занята уходом за коровами. Коля попытался снять их с большого расстояния, так старая углядела это и закрыла лицо-чего-то боится. У монастыря имеется большой надел земли и видимо коровье стадо, с которого монастырь сдает много молока и имеет какой-то доход. Местных жителей нам пришлось искать вне монастыря. Такой нашелся рядом с монастырем на той же улице.Когда мы пошли по улице рассматривая окрестности, у одного из домов увидели пожилого седовласого мужчину,он нам рассказал про войну то, что ему рассказывал его дед, который был под немцами, когда они пришли в Вяжище.Немцы приехали в Вяжище на мотоциклах, всех коров моментально порезали и оставили лишь одну, у которой было жирное молоко, чтобы им питаться.Жителей деревни всех угнали, оставив лишь тех, которые были им нужны.Оставили и этого деда потому, что тот варил хорошую самогонку.В монастыре сначала был развернут штаб крупного немецкого соединения.Однажды к деду пришел немец за очередной порцией самогоне и в знак благодарности предложил деду показать настоящего советского пленного генерала, который оказался тем самым Власовым, который командовал печально известной 2 ударной армией. Т.е. генерал Власов был в этом монастыре некоторое время.После разговора с жителем мы сходили с Колей на соседнее озеро около леса километров в двух от монастыря, где купаются местные жители и я там искупался.Погода была жаркой и это было весьма кстати.Затем мы долго искали крышку от Колиного фотоаппарата, которую он где-то обронил на поле около монастыря, взамен нее нашли какой-то металлический костыль, который я привез себе домой на память. Сравнивая фотографии монастыря нынешние и 1944 года, видно что при реставрации строители добавили по 4 маковки на каждую башню, там где их не было из каких-то соображений. Проявилась какая-то странная закономерность-после побывки в таких памятных местах, мы всегда чего-нибудь теряем, видимо за то, что мы там берем, мы должны что-то свое отдать. В прошлый раз в Тортолово это была крышка от моей видеокамеры, а в позапрошлый раз у Коли украли фотоаппарат, когда он прилег поспать около памятника войнам прямо в деревне Путилово. Аппарат так и не вернули, пришлось мне Коле подарить свой, так как я внутренне чувствовал себя виноватым в этом происшествии, ибо я его потащил в эту забытую богом деревню, чтобы посмотреть на могилу первой жены моего отца и ее родителей.Как оказалось, там же покоится и мой старший брат. На этот раз потерял крышку от фотоаппарата Коля и мы безнадежно искали ее на поле перед монастырем.

Вяжище

ВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжищеВяжище

Комментарии  

 
#7 горчаков 05.01.2017 16:13
Капитан Шерстнев бы командиром роты в батальоне, которым командовал мой отец, погиб он при форсировании речки Тютица, наградной лист подписан моим отцом. Остальные подробности нужно искать в деле капитана, которое находится в Подольске.Цитирую Нина:
Случайно наткнулась на данный ресурс, когда искала подробности подвига Василия Шерстнева. Родом он из далёкой сибирской деревни, но память о нем жива: ребята из школьного музея "Память сердца" Чернореченской школы №2 пишут работу о своём легендарном земляке. Будем признательны за любую информацию о В.Шерстневе! Учитель русского языка и литературы, п. Новочернореченский
Цитировать
 
 
#6 Нина 03.01.2017 16:22
Случайно наткнулась на данный ресурс, когда искала подробности подвига Василия Шерстнева. Родом он из далёкой сибирской деревни, но память о нем жива: ребята из школьного музея "Память сердца" Чернореченской школы №2 пишут работу о своём легендарном земляке. Будем признательны за любую информацию о В.Шерстневе! Учитель русского языка и литературы, п. Новочернореченс кий
Цитировать
 
 
#5 gorchakov 16.06.2016 14:28
перечитал написанное, действительно вы правы, поэтому убрал это.
Цитирую Елена Гусева:
4 гв.стр.корпус ( а не дивизия!) По Вашим словам, не сделала ничего примечательного, толклась на месте 2 года! Да Вы и живёте-то благодаря их подвигу! Мы не имеем права осуждать мёртвых, тем более воинов! Они оставили в вашей Лен.области свои жизни! Если они "никак не могли отбить" - значит отбить было невозможно! Жаль, что ответить Вам они уже не могут, поэтому продолжайте "снимать памятники", искать "интересные места" и "дышать воздухом", благодарный потомок. Учитель истории, Нижний Новгород, 60 лет.
Цитировать
 
 
#4 gorchakov 15.06.2016 15:26
Слова про то, что корпус не сделал ничего примечательного и топтался два года на месте, принадлежат не мне. Зря вы их мне приписали. Так что я никого не осуждаю. А то, что историки- люди которым по их должности следовало бы заниматься этими исследованиями, почему-то это не делают, настораживает. .
Цитирую Елена Гусева:
4 гв.стр.корпус ( а не дивизия!) По Вашим словам, не сделала ничего примечательного, толклась на месте 2 года! Да Вы и живёте-то благодаря их подвигу! Мы не имеем права осуждать мёртвых, тем более воинов! Они оставили в вашей Лен.области свои жизни! Если они "никак не могли отбить" - значит отбить было невозможно! Жаль, что ответить Вам они уже не могут, поэтому продолжайте "снимать памятники", искать "интересные места" и "дышать воздухом", благодарный потомок. Учитель истории, Нижний Новгород, 60 лет.
Цитировать
 
 
#3 Елена Гусева 14.06.2016 07:26
4 гв.стр.корпус ( а не дивизия!) По Вашим словам, не сделала ничего примечательного , толклась на месте 2 года! Да Вы и живёте-то благодаря их подвигу! Мы не имеем права осуждать мёртвых, тем более воинов! Они оставили в вашей Лен.области свои жизни! Если они "никак не могли отбить" - значит отбить было невозможно! Жаль, что ответить Вам они уже не могут, поэтому продолжайте "снимать памятники", искать "интересные места" и "дышать воздухом", благодарный потомок. Учитель истории, Нижний Новгород, 60 лет.
Цитировать
 
 
#2 gorchakov 02.04.2016 07:18
Я думал, что памятник стоит слева от дороги,как ехать от Тютицы до Подберезья, там действительно какая-то речка трассу пересекает. СПросить было не у кого, да и времени у нас было в обрез.Цитирую Елена:
Жаль, что по дороге от Тютиц до Подберезья вы не свернули вправо по съезду с трассы, обогнув канаву, через поле можно выйти к небольшой одиноко стоящей братской могиле, на обелиске фамилия и фото В.М.Шерстнева, недавно установили ещё плиты с выбитыми фамилиями. По возможности стараюсь бывать здесь: особая тишина, несмотря на гул трассы, полное умиротворение. Благодаря Вам удалось узнать о капитане Шерстневе - его военной судьбе, попавшей даже в песню, и, конечно, о тех, кто освобождал наши места в 1944. Пока жива наша память-живы и они.
Цитировать
 
 
#1 Елена 01.04.2016 21:24
Жаль, что по дороге от Тютиц до Подберезья вы не свернули вправо по съезду с трассы, обогнув канаву, через поле можно выйти к небольшой одиноко стоящей братской могиле, на обелиске фамилия и фото В.М.Шерстнева, недавно установили ещё плиты с выбитыми фамилиями. По возможности стараюсь бывать здесь: особая тишина, несмотря на гул трассы, полное умиротворение. Благодаря Вам удалось узнать о капитане Шерстневе - его военной судьбе, попавшей даже в песню, и, конечно, о тех, кто освобождал наши места в 1944. Пока жива наша память-живы и они.
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить