Не пишите в комментарии и отзывы всякую рекламу, она не появится,так как они модерируются.

Добавлен материал про мотострелковый батальон 9.9.18

Поездка в Оломну

Запись от 12.07.08.

В сообщениях бригады есть очень много листов, посвященных пребыванию бригады в Оломне. Это было лето 1942 года и бригады пошла на переформирование, правда не вся.Мотобатальон продолжал бои отдельно. Бригаду выводят на переформирование, когда воевать некому и нечем. В бригаде осталось два танка-один тяжелый и один средний и оба неисправные. И вот в течение трех месяцев бригада находилась в этой Оломне.В деле бригады находятся сообщения о том, чем бригада занималась все это время. Методично каждый день посылались сообщения.Должны были остаться следы от ее пребывания там. И я организовал поездку туда. Коля Коврижных уговорил своего друга с машиной и мы поехали из Питера в Оломну.Впервые использовали для поездки навигатор.Ниже записи об этой поездке.

18-50 вернулись из Оломны. Выехали туда в 7-15 и поехали через Волхов, потом вниз до Глажева. По дороге проехали Волховскую ГЭС и место, на котором остановили немцев, затем доехали до Глажева и оттуда повернули на Оломну, проехали Гатику, Наростыню и затем я предложил сначала доехать до Гороховца и ошибочно свернули на дорогу, которая ведет в Бабино, как раз на ту дорогу, по которой я собирался идти от электрички. Доехали до Бабино, поспрашивали у двух стариков про танки в ручье. Никто ничего не знает. Сказали, что штаб 54 армии стоял в 7 км от Гороховца, около Неваги. Представлял из себя финские домики, в которых потом жили лесовики. Теперь их уже нет, все разрушены. Затем вернулись и въехали в Оломну. Там у прохожей женщины узнали, что есть женщина Екатерина, которая помнит войну, мы подошли к дому, около которого стояла автолавка.В доме на втором этаже у окна сидела Екатерина, у нее мы и узнали, что она ничего не знает о войне,а знает Иван Степанович Никулин, 1932 г.р. егерь, ее муж, который жил с ней не регистрируясь 46 лет.У них 2 сына и 2 дочери. А дальше оказалось, что это был тот человек, последний в деревне, который был свидетелем и оккупации Оломны и знает про 16 танковую бригаду. Деревня под немцами была всего 3 месяца, но натерпелись жители. Голодно, все продукты солдаты отобрали. Выжила семья только благодаря тому, что подкармливал их немец, говоривший по русски, 3 раза отрезал Ивану кусок свинины, который потом ела вся семья. В третий раз когда пошел, нес сало за поясом и попался на глаза полицаю, тот ему наладил пинка, но Иван сала не отпустил. Рассказывал как нашел фонарик и игрался с ним, освещая спавших немцев, они ему объяснили, что нельзя мешать солдатам спать. А того полицая убили наши с самолета У-2, бросив гранату. Тот бежал и упал на велосипед. В деревне был староста, который пытался спасти жителей и тех, кто из Погостья пришел. Учитель был расстрелян как партизан. Рассказывал, как попала бомба в их дом, когда они прятались в погребе, кое-как убежали. Немцы их выселили и стали там сами жить. Потом в декабре Оломну освободили и пришли русские. Иван голодал и подался к танкистам, те его накормили, дали продуктов домой, благодаря которым они (вся семья) не умерли с голоду. Офицер с двумя кубарями по имени Иосиф покатал его на танке КВ.И затем попросил найти в деревне цветные карандаши. Иван через два дня принес эти карандаши. Вот откуда и появились те красивые цветные карты, что лежат сейчас в деле 16 тбр и подписи на донесениях.

Рассказ ИСН о работе на урановых рудниках под Цвикау.

Возили их на работу в закрытых автобусах, поэтому место не известно. Попал он туда так. В 1947 году его забрали в армию ( взяли когда ему было 35 лет), а он имел бронь. Обучались в 1953 году в учебке в Латвии. Везли целый месяц эшелоном в Германию в Дрезден. Там ему пообещали райскую жизнь и перевезли в Цвикау, где они попали на урановые рудники. Добывалась руда роторным комбайном, оператор сидел в скафандре, свинцовая защита 50 см толщиной. Затем руду размельчали и бросали в чаны с кислотой. Цедили и на белом материале получали отсадок темно-коричневого цвета, который счищали в емкости. Затем спекали в печах при 1200 градусов. Затем кочергой длиной 12 метров вытаскивали и сбрасывали в контейнеры. После вахты отправляли на медконтроль дозиметров, обмывка. В результате упал в обморок с давлением 240-160, в больницу попал, очнулся на третий день. Врач сказал, что будет жить, раз языком ворочает. Далее его комиссовали. До больницы он по протекции женщины ушел из забоя. Лечили его уколами 300 штук, пальцы ног не чувствует до сих пор. Вспоминая вчерашний день, столько событий. Такой редкий человек попался, про него нужно кино снимать. Мы должны были снимать все, что он говорил и показывал. Он с 32 года жил в Оломне, когда пришли немцы и эту войну, когда пришли немцы еще хорошо помнит, снится ему часто взрыв родного дома- вспышка и яркие события тех лет. Голод 3 месяца под немцами, дома ни крошки хлеба- ни свои, ни чужие не кормят. Но были люди и среди немцев, жалеющие ребятишек, подкармливали и не убили, а лишь пинка наладили кованым немецким сапогом. Были и расстрелы и повешенные и сжигание. Причем дома жгли свои по приказу. Чтобы немцам ничего не оставлять. Иван после войны работал егерем. Однажды долго ходил и оказался поздно в лесу. Надрал коры сделал факел и шел по лесу, вдруг что-то блестит в лесу, смотрит стоит немецкий самолет как новенький, только динамо снято. Костей нет. Рассказал каким-то двум парням, те пошли в лесничество за разрешением просеку вырубить, чтобы вывезти самолет и рассказали какому-то третьему об этом. Когда пришли за самолетом, а его уже и нет. У этого третьего отец был генералом. Он взял МИ-6 и вертолетом подцепили и увезли. Продали немцам как реликвию и купили 500 инвалидских колясок для ветеранов. И вообще по лесам железа и алюминия нет- все что лежало сверху, собрали и отдали в металлолом.Иван рассказывал и показал колодец, у которого он ( у камня) положил какие-то железяки от танка. Он порылся и нашел только зуб от косилки. Сначала я его хотел взять на память, а потом оставил у колодца. Показал нам штук 6 пней, на которых он лизунцы оставлял для лосей и зайцев. Охотились в этих местах много.С 1971 года он развел стадо с 20 до 200 голов лосей. Медведи и кабаны были. За это время сам он отстрелили 5 медведей, штук 15-20 лосей и кабанов. Самый крупный лось был в 340 кг, а медведь-315. Охотились на вальдшнепов, птичка такая с длинным клювом и выпученными глазами. Работал егерем пока не развалилась наша система, а потом еще 5 лет егерем работал, так ничего не заплатили. Отвечал за 21000 гектар леса. А в лесу, где стояли танкисты показал ямы, которые образовались от стрельб танков, колодец, из которого брала воду вся бригада, так как они стояли не на реке. Окопы с бруствером уже заросли и сравнялись с землей. Рецепт осинового напитка бодрости рассказал: в 3-х литровую банку крошится кора осины, заливается холодным кипяченой водой добавляется ½ стакана сметаны и рюмка сахару, закрывается крышкой неплотно и бродит пока не выбродит. Потом осаживается и сливается в банку и пьется 3 раза в день сколько хочешь. Потом рассказал про струну у бобров-какие-то железы, которые используются для лекарства. Грамм за 10 долларов предлагали купить, а на таможне не пропустили, у Ивана было сырья этого 3 кг. Своим не нужно было и другим не дали.

Про Ивана на рудниках.

Он рассказывал, что надумали они втроем посылки домой послать, а материал для обшивания взяли из той белой материи, через которую фильтровался или осаждался уран. На следующий день их всех троих в особый отдел загребли. И там они увидели свои посылочки. Ткань то секретная была. Работали они видимо на германской технике на подземном заводе. Когда пришло время пенсию получать, за справкой обратился военкомат, так справку прислали по спецпочте и по прочтении потребовали уничтожить. Дали пенсию 1500 рублей.

Отдых в Оломне

Отдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в ОломнеОтдых в Оломне

Разъезд Жарок-деревня Шала

Есть около станции Мга такой разъезд под название Жарок. Электрички останавливаются на этом разъезде,но никакой станции там нет, только одна будочка. Рядом метрах в ста находится небольшая деревенька под названием Шала. Домов в ней всего около десятка. И мало кому известно, что в годы войны здесь находился крупный пункт обороны немцев под названием Шальский узел.Тогда немцы закрепились на железнодорожной линии и сделали из нее неприступную линию обороны.Линия здесь проходит по сплошным болотам и поднята над ними метра на три. Вот в этом бугорке и нарыли они дзотов и окопов , а советские войска вынуждены были штурмовать эту линию из болот. Здесь же рядом находится печально известное место Погостье, которое наши войска так и не смогли взять.А вот Жарок им удалось взять в марте 1942года и в этом бою участвовал мой отец, тогда он командовал ротой танков и за этот бой был награжден первым орденом Красной Звезды, хотя представлялся на орден Красного Знамени. Конечно я не мог не съездить на это место, чтобы своими глазами посмотреть, что же это за место и что за люди там живут.Там до сих пор остались артефакты той войны-бронеплиты от тигров, колесная пара от пушек, шины немецкого производства, 70 лет исправно служащие в хозяйственных целях в нехитром крестянском хозяйстве. Эту бронеплиту мы с Колей с большим трудом вытащили из земли, куда она провалилась под собственной тяжестью.Сварные швы на ней сантиметров по пять. Долгое время подбитый тигр стоял около самой железной дороги, пока наконец железнодорожники не подогнали платформу и не увезли его. Само течение боя очень подробно изложено вбоевых сообщениях бригады и на картах. Однако из собственных наблюдений следует сказать, что положили наши здесь своих солдат много, вон их сколько на памятнике представлено.А взяли то всего лишь деревеньку из десятка домов, расположенную среди бескрайних болот далеко от Мги-основной цели боев по деблокаде Ленинграда.

Из записной книжки Поездка 5.7.8-20.7.8 по маршруту Томск-Москва-Питер-Жарок-Оломна-Москва-Гжатск-Клушино-Ярыжки-Москва-Новосибирск Фома Фомич Пелгонен, 1926 г.р., в октябре 1941 года выселил из Шала и отправили на Урал, по дороге их немцы разбомбили. Вернулись только в 1947 году. Танкистов тут похоронили человек 15.Кусок танка и колесную пару от немецкой противотанковой пушки имеет. Вчера был очень солнечный и теплый день. Коля меня встретил на электричке и поехали мы в Жарок, ехать долго, больше часа, она идет через Мгу, Погостье. Доехали до Жарка и на перроне одна женщина встречает другую. Больше никого. Мы с ними заговорили оказалось, у них отец Пелгонен- местный житель, т.е. как раз то, что нам нужно. Он нам рассказал, где, что, когда и сколько. Мужик он хозяйственный и все, что после войны осталось притащил домой. Кусок брони от немецкого танка, толщиной см 6.Мы его с Колей вдвоем вытащить из земли не смогли, прямо вниз погрузился. Потом показал нам колесную пару от немецкой противотанковой пушки, которую мы кое-как выдернули из-под упавшей на нее изгороди с помощью русского слова и лома. Потом мы пошли в Шалу, по дороге перед кладбищем я нашел раскопки черных копателей, две свежие ямы. Видимо копали в этом году, там валялся чемодан от боеприпасов, потом пошли на кладбище посмотрели и потом дальше пошли. Я хотел обязательно пройти Шалу, поэтому заросшей дорогой дошел до ЛЭП и т.о. прошел всю деревню, ее конечно не видно, все лесом заросло и ничего не осталось. Коля не пошел со мной, устал, а я дошел, сфотал и обратно вернулся. Где-то около 14 часов было. Когда обратно шел в районе Шалы было такое ощущение как будто кто-то меня за икры ног хватает и тянет назад. На кладбище перекусили за столом и пошли обратно, по дороге к деду еще раз зашли, чаю поили и поговорили. Хозяйка нам луку дала и пошли мы на электричку, там еще времени целый час было. Надо было его использовать продуктивнее, но лазить по лесу побоялся заблудиться. До 1972 года там за линией немецкий тигр без пушки стоял. Хотели его разрезать, да не смогли. Тракторами подтянули к ж/д, подогнали кран на платформе погрузили и вывезли.

Бой под Шалой

Бой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под ШалойБой под Шалой

В гостях у Родена

Путешествуя по свету, иногда оказываешься в таких местах, которые раньше мог видеть только на картинках в журналах.Однако картинки -это одно, а живая реальность совсем другое.Будучи в Париже, мы конечно сходили в музей Родена.Ниже в галерее немногие фотографии из музея, которые показывают знаменитые фигуры и картины Родена совсем с другой стороны-глазами любителя-фотографа. Великолепные мраморные фигуры кажутся живыми, настолько реалистично они выполнены гением-скульптором.Сам музей прекрасно гармонирует с садом вокруг него и скульптурами под открытым небом.

Музей Родена

Музей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей РоденаМузей Родена

Походы

Просматривая фотографии, обнаружил, что при посещении мест, где воевал мой отец, мы невольно оказывались и в тех деревнях, которые лежали по дороге к ним.Там тоже есть своя история и люди, которые жили и живут здесь. При походе в Сырецкое мы побывали на обратном пути в двух деревнях-Коленце,Мелексе и одном святом источнике.
До Коленца нас любезно довезли дачники из Сырецкой, а дальше мы хотели оттуда переплыть Сясь и очутится в Мелексе. Но в Коленце застряли, так как переплывать было не на чем-лодок в деревне не было.А места тут красивые и заброшенные, рядом несет свои темные воды река Сясь,глубоко врывшись в высокие берега, вдоль реки на них стоят маленькие деревеньки, в которых и жителей то осталось с десяток человек.В Коленце познакомились с хозяйкой одной из дач.Очень красивая ухоженная дача с цветами. Она стоит рядом с огромным старым домом родителей, которых сослали в 37-м как кулаков.Она нас накормила обедом и позвонила в Мелексу пасечнику по сотовому и он нас перевез, а то пришлось бы вплавь переправляться- а река здесь широкая-метров 20.

Коленец на Сясе

Коленец на СясеКоленец на СясеКоленец на СясеКоленец на СясеКоленец на СясеКоленец на СясеКоленец на Сясе

Даугавпилс-Двинск

Даугавпилс-это родина моей бабушки по отцу.Город этот сейчас находится в Латвии и является вторым городом после Риги по числу населения. Скорей всего бабушка в нем и родилась, хотя я метрики не видел,не сохранилась она в наших архивах.В этом городе жил мой прадед-поляк Турин-Туркевич Анджей Иоганович со своей женой-немкой Барбарой Иогановной Ритлер. Работал он на железной дороге обходчиком, а жена была ключницей у богатого барина.В семье было 5 детей, все девочки.После революции связи между родственниками были утеряны и восстановились только перед войной. Затем опять потерялись.После войны в Даугавпилсе осталась одна из этих дочерей- Анна Андреевна- по мужу Цыбулькина. Она проживала по адресу ул. Попандрем дом 74.Было у нее двое детей-сын и дочь.Вот и все, что мы знаем о сестре моей бабушки. Улицы такой сейчас нет в городе, поэтому найти родственников довольно сложно.Мой дед, видимо, ездил к ним в гости на отдых и останавливался у них, в его записной книжке сохранился этот адрес, однако никаких следов переписки не осталось. О судьбе детей Анны ничего не знаем.Может живут сейчас в Даугавпилсе их потомки и ничего не знают о своих дальних родственниках.Раскидала судьба их по разным странам и городам, не встретиться им.