Дом с мезонином

Томск когда-то был знаменит своими деревянными домами. Теперь их можно увидеть лишь на альбомах. В большинстве своем они уничтожены. Реставрировано с десяток домов, да и в них жильцы жалуются, что зимой в них холодно. Т.е. реставрация сделана некачественно. Один такой подлежащий реставрации дом я случайно сфотографировал зимой перед тем, как его сожгли. Его поставили на ремонт как памятник архитектуры, так он этого ремонта и не дождался. Весной бомжи спалили весь верх, а летом растащили остатки деревянной резнины.Раритетные таблички с годом создания и гербами, вырезанными из кедра, бросили в грязь.Так он и стоит неприкаянный,чего-то ждет-наверно денег на реставрацию. Жаль.

Дом с мезонином

Дом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезониномДом с мезонином

Бундюр 2015

15.09.15 Запала на сердце эта деревенька после прошлогоднего визита в нее. Нет-нет –да вспомню про нее.А помнится потому, что тот визит был какой-то куцый. Толком ничего и не узнали про деревню, да и с людьми не поговорили. Даже и деревню- то всю не обошли. Особенно жалею, что не видели памятник погибшим в ВОВ. Не сфотографировали его. Вдоль речки по деревне не прошли, а самое главное, что не добрались мы до Осиновки и лесоучастка. Виной тому- неудачная погода, которая заставила нас отказаться от своего автомобиля. Из-за этого мы резко лишились мобильности и не уложились в сроки. Планировалось побывать на месте Осиновки и лесоучастка. В целом это километров 15 от Бундюра. Сейчас в Осиновке ничего не осталось, а на лесоучастке лишь охотничий домик. Но есть надежда, что кладбище- то сохранилось, оно долго должно существовать. Туда теперь только на покос ездят, да за шишкой. А зимой на заготовку дров. Местные механизаторы соорудили мост через Пензер, поэтому там можно проехать на машине в сухую погоду. А вообще-то грустно становится, глядя на теперешнее состояние Бундюра. В деревне остались в основном пенсионеры, домов много, но большинство пустуют. Лишь школа еще сопротивляется разрушению и все в ней сосредоточено. Там и сельская администрация и почта и культцентр- библиотека. Умрет школа –умрет и деревня.А в этом году и вовсе не удалось в нее съездить, хотя я разговаривал с Русиновой и даже добрался по данному ей телефону до ее дочери, которая как оказалось живет не в Томске, а в деревне под Томском, до которой еще нужно ехать на автобусе. По телефону выяснилось, что у дочери нет никаких фотографий старых, а есть они у внука. Добрался я и до внука. Он живет в Томске и работает каким-то начальником в нефтегазовой промышленности. Он прислал мне несколько фотографий Раисы Владимировны, но все они сделаны уже в пожилом возрасте. Обещал посмотреть помоложе, но так и не прислал. Сам он туда по осени собирается на охоту и рыбалку. Я планировал съездить в Бундюр летом, но попутчика мне не нашлось. Да и из разговора с Раисой выяснилось, что в этом году там большая вода стояла на реках и долго не спадала, в результате получилось очень много гнуса в деревне, заедал так, что на улицу можно было выходить только в телогрейке. Я засомневался и решил перенести это на август, а в августе тоже не получилось в связи с нашей поездкой сначала на Байкал, затем на Иссык-Куль. А жаль, возможно не удастся совсем встретиться со старожилами деревни- Кочетовым и Русиновой.

Самуськи

10.05.15 Вернулся вчера из Самуськов, где встречал 70 летие Победы.Я про эти Самуськи узнал случайно. Разыскивая однополчан отца в подольском архиве, я просматривал наградные листы по бригаде. Сейчас они все выложены в базу данных и можно по интернету зайти на нее и найти нужного человека. Тогда же, когда я это дело начинал, наградные листы было трудно искать. Нужно было сначала сходить в 11 отдел, там найти номера приказов, затем по этим номерам искать их в наградном отделе. Комнатка там была очень маленькая с тремя посадочными местами, поэтому туда всегда была очередь. Сотрудники приносили дела и нужно было просмотреть их все, чтобы выбрать нужные.

Московский тракт 41

Я уже писал, что родных домов у меня было много.Появилось несколько родных домов и в студенчестве, так как в общежитие я попал только на пятом курсе. А до этого мне пришлось снимать квартиру вместе с моим студенческим другом Юрой Недосекиным. Конечно мы искали квартиру поближе к университету.А ближе всего к университету располагается Московский тракт, на котором в основном проживают татары. Поэтому первой квартирой, которую мы с ним сняли, была проходная комнатка в подвале по адресу Московский тракт 41. Было это ровно 50 лет назад.

Бундюрская узкоколейная железная дорога

Обнаружил в интернете интересные сведения о Бундюре. Оказывается с 1950-го по 1970 на лесоучастке Бундюра функционировала узкоколейка, по которой вывозился лес,заготовленный на участке.И начиналась она прямо около Осиновки, упираясь одним концом в лесовозную дорогу, которая и сейчас есть на карте.Значит объемы заготовки леса были достаточно велики, чтобы сделать рентабельным строительство такой дороги. Любопытно было бы посмотреть на то, что от этой дороги осталось-судя по карте- только просека.Видимо организован был этот лесоучасток где-то в 30-ых годах и сначала разработки леса шли вручную, используя труд спецпереселенцев. Вначале лес вывозился с делян на лошадях.Численность населения лесоучастка, который находился в 5 км от Осиновки в эти годы составляла около 1000 человек. Жительница Осиновки Русинова вспоминает, что, когда был организован лесоучасток, жить в Осиновке стало легче, так как появился рынок для сбыта картошки, которую выращивали в деревне в огромном количестве. Леспромхоз стал закупать для питания рабочих картошку в Осиновке и у селян появились наличные деньги.