Записки о поездке в Бундюр

Еще в Польше мелькнула мысль съездить на то место, где в 1939 году Анкутович был с матерью. 75 лет прошло с того времени, своеобразный юбилей. Я ему предложил приехать к нам и организовал бы поездку в Осиновку, но он по здоровью отказался. В этом году рассказал брату об этой идее. Решено было поехать на автобусе до Бакчара, а потом на перекладных до Бундюра. Потом мне позвонил брат и предложил другой вариант, что они берут в Н-ске напрокат машину и с нами едет Боярский в качестве водителя, я сдал билеты на автобус и вечером 6-го августа они приехали, переночевали у нас и утром 7-го часов в 9 мы поехали на совершенно новой белой машине. Сначала я попытался загрузить в ее багажник самокат, но тогда в него не входили рюкзаки. Самокат нам помог бы быстро доехать до Осиновки. Пришлось идею с самокатом оставить, да и как показали дальнейшие события, он нам не пригодился бы, но канистры с водой и бензином мы взяли. С утра погода была хорошая и ехали мы до Бакчара без приключений. В районе Полынянки остановились и сфотографировались рядом с поминальным крестом и стендом, которые поставлены на память о спецпереселенцах. Перед Бакчаром обнаружили две харчевни, одна из них рядом с заправкой –двухэтажное здание кафе-гостиница на 4 номера стоимостью 600 рублей. Вторая прямо на вертолетной площадке. Я предложил пообедать в гостинице, так как дальше обеда не ожидалось. Взяли три борща всего за 120 рублей, но сметаны к нему не оказалось. Обещали сметану только через два дня от частника. Чем ближе мы подъезжали к Бакчару, тем сильнее хмурилось небо, а в Бакчаре вообще стал накрапывать дождик. Проехав Панычево и затем еще несколько километров, асфальт кончился и началась скользкая гравийка. Машину сразу заводило и камешки стали лупить по днищу- Боярский предложил вернуться назад. Встречные машины из Высокого Яра шли и один из водителей сказал, что там дождь был слабый. Но машина новая, каждый скол потребуют оплатить, в общем вернулись в Бакчар. Там остановившись у другой заправки, позвонили Юрову и нашли где он живет- около поликлиники. Он сам отвезти нас не мог, так как ремонтировался, но нашел нам водителя , который согласился нас довезти. По той же сырой дороге, проехав км 20, мы вышли на сухую трассу и доехали до свертка на Бюндюр- там есть указатель на Бундюр. Дальше доехали до деревни и на первой улице остановились, договорились с водителем на обратный рейс на завтра на 3 часа и пошли искать людей. У первого попавшегося выяснили , что Чуковы из деревни уехали и нет такого Чукова Геннадия в деревне, а есть Кузнецовы Геннадий и Михаил и что подробности можно узнать в магазине. Дошли до магазина и там у продавца узнали, что про Бундюр знает все Кочетов Александр. К нему мы с братом и пошли, оставив Боярского с рюкзаками у магазина. У Кочетова узнали где находилась Осиновка , но по самой Осиновке он нас отправил к Русиновой Раисе, которая была из этой деревни. Кочетов сказал, что поляки жили компактно на лесоучастке. Кочетов знал и про Лысоногова, про которого я прочитал на сайте высокоярской школы. Рассказал, что этот Лысоногов не хотел в армию идти и скрывался по лесам в паре с дружком, их разыскали и отправили в армию. Вот такой наш герой-ветеран.(Написано это не для того, чтобы как-то очернить ветерана, а просто ради объективности. Может то, что он не попал в первый призыв и спасло ему жизнь. Просто, вряд ли из спецпоселка Осиновка было много добровольцев защищать ту власть, которая их туда сослала.) Кочетов пожаловался нам, что на днях чуть не помер, так прихватило. А врача в деревне нет- она в отпуске. Вернулись к магазину, оставили там Сашу и со Славой пошли к Русиновой. Она нам рассказала, что она Дурновцевых не знает, что родилась в соседней деревне в 1933 году,через два года семья переехала в Осиновку, отец был хороший плотник. Из вещей того времени остался стол, который сделал отец.Действительно добротный стол- раз столько лет служит. Их в Чаинский район сослали как кулаков из Алтая. Семья у них имела 10 детей, из них двое братьев погибли на войне, третий пришел с пулей в легком, долго жил с ней, потом она дала о себе знать, поехал в Томск на операцию и умер после нее, не выдержало сердце. У Русиновой самой было восемь детей, с ней живет какой-то средний сын, остальные разбрелись по соседним деревням. В общем ничего толком об Осиновке мы у нее не узнали- плохо спрашивали. После этого пошли к Кузнецовым, на стук открыла хозяйка, сам хозяин-по-видимому, Михаил, брат Геннадия, ходил за травой для бычка, которого они держат на привязи. Я спросил, что он буйный что-ли, но ответ не понял, как-то она невразумительно ответила. Потом подошел сам Михаил, поговорили с ним и он отвел нас на место, где можно было поставить палатки. Я предложил Михаилу карту- он отказался, сказал, что и так все здесь знает. Про лесоучасток Михаил сказал, что пасеки там давно уже нет, пчел держит Кочетов, но домик там остался и в нем можно переночевать. По дороге Боярский договорился с ним о дровах и к вечеру мы поставили две палатки и разожгли костер. Налетели комары, пришлось от них прятаться. С трудом забивали колышки в землю, то ли такой дерн, то ли грунт. Пришлось топором ямки вырубать. Саша сготовил гречку с тушенкой на костре. Я сходил за парным молоком, которое предложила хозяйка, а в добавок дала еще огурец, который оказался страшно горьким. Она предлагала нам еще картошку и щуку, но ребята от нее отказались. Откуда-то выскочил маленький табун молодых лошадей и пронесся по деревне. Девчонки разъезжали по дороге на велосипедах. А молоко было классное, давно я такого молока не пил, наверное, это были сливки. Стало сильно холодать, изо рта пошел пар, небо разъяснило, красное заходящее солнце ярко озарило деревья. Коровы бродили у реки. Надвигалась холодная ночь, а теплое мы с собой не взяли. Нужно было мне еще по деревне побегать, посмотреть ее всю, но навалилась усталость, захотелось спать. Луна вышла из-за туч, наступила северная ночь, звезды на небе ярко засияли, я залез в спальник и уснул. Ночью проснулся и обнаружил, что Саши в палатке нет- он сидел и грелся у костра, в деревне была абсолютная тишина, лишь собаки потявкивали. Потом опять легли спать, утром обнаружили лед на палатке, фактически заморозок на почве 8 августа. Река парила, а деревня все еще спала, лишь собаки кое-где тявкали по дворам. Пока ребята разводили костер, я прошелся по деревне по той дороге, что вела в Осиновку и сфотографировал дома. В основном все дома брошены, редко где есть люди, заросшие огороды, снесенные избы, только веранды остались,ржавые остовы машин. Позавтракали и поехали обратно, погода была сухая и мы приехали без приключений. В общем за 1.5 суток смотались туда и обратно. Конечно, нужно было бы дойти до Осиновки, посмотреть на то место, но это привело бы к тому, что ребятам пришлось бы ехать в ночь, чтобы успеть сдать машину. Может, еще съездим когда-нибудь, ведь пустое место никуда не денется.Поездка в Бундюр произвела на меня неизгладимое впечатление. Одно дело, когда с экранов телевизора сообщают о закрытии неперспективных деревень, а другое дело, когда ты сам в эту деревню съездишь и поговоришь с людьми и посмотришь на эту деревню. Бундюр как раз относится к разряду этих неперспективных деревень, хотя и находится недалеко от районной трассы Бакчар-Подгорное. Основная беда всех этих деревень-отсутствие предприятий, на которых люди могли бы работать. Колхозы распались, а альтернативы им не создали, уповая на то, что в деревнях все станут фермерами. Но фермером дано быть не каждому, это призвание нужно иметь к этому делу и специальность. Кто у нас в фермерах сейчас ходит- бывшие агрономы, механизаторы, т.е. те, кто в колхозах был этому делу обучен. А какой фермер может быть из одинокой женщины, в хозяйстве которой была в лучшем случае собака или кошка. Да и фермерство это удел молодых, сильных, оптимистичных людей. В деревнях же молодежи не осталось, город их всех вытянул. Раз нет молодых, то нет и детей. А где нет детей, там нет и школы. А школа-это центральный стержень всей деревни. Нет школы- нет деревни. Поэтому в Бундюре всеми силами пытаются сохранить школу- единственное кирпичное здание, еще не разрушенное перестройкой. В деревне полно брошенных домов, даже не заходя в дом их легко определить -к ним не подходят электрические провода. Что держит людей в таких деревнях- наверное привычка к своему месту- здесь все родное, здесь вольно и свободно живется. Кругом необъятные леса, поля , реки со своими запасами орехов, ягод, грибов, дичи и рыбы. Тишина позволяет хорошо слышать звуки природы, а нетронутая цивилизацией природа находится в своей первозданной красоте. Правда цивилизация все-таки и досюда добралась. В чаинском и бакчарском районах в болота падают отработанные остатки ракет, заражая почву. В селе Бундюр Чаинского района в воде школьного колодца, из которого берут воду жители близлежащих домов, содержание урана составляет 1,6 мкг/л (1600 нг/л).Воду из рек люди не используют для питья и природа мстит человеку за его варварство-люди болеют.Поискал я какую-либо информацию о Бундюре в интернете. Нашел данные, что в селе имеется клуб культуры, который располагается судя по адресу в школе,там же имется и библиотека. Зал зрительский на 60 мест и 180 читателей в библиотеке-наверное это все жители села. Удивляет заявленное количество посещений библиотеки в день-аж 33 человека. Если учесть , что школьников в школе всего 5, а учителей-4, то значит остальные 24 человека-это взрослые жители села. Нашел я и отчет полиции по усть-бакчарскому участку за 2013 год, в состав которого входит Бундюр. За это время участковый составил 168 административных протокола, изял 200 литров Браги у населения. На участке было совершено 18 преступлении, из которых 4 было не раскрыто. Из нераскрытых преступлений одно касается пожара в магазине в Бундюре ( поджог?). Еще поразило одно преступление.Из оперативной сводки МВД России 22 декабря 2008 года. В Томской области в деревне Бундюр Чаинского района в доме местной жительницы 1970 года рождения гражданин 1989 года рождения, неработающий, в ссоре после совместного распития спиртных напитков причинил смертельную рубленую рану хозяйке и с целью сокрытия преступления нанес смертельное ножевое ранение ее дочери 1999 года рождения. На их телах обнаружены также следы удушения. Участковый уполномоченный милиции ОВД по району задержал подозреваемого. Вот такая обыденность жития .

Поездка в Бюндюр

Поездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в БюндюрПоездка в Бюндюр

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить