Полковники

Кончилась вторая мировая война. Как сложилась судьба военных после нее? Ведь многие ушли на фронт с мирных профессий- машинист, токарь, слесарь. Многие из офицеров, которые выросли за время войны в званиях и чинах, остались в армии. Таким был и мой отец.

После войны он продолжил службу в армии и судьба мотала нас по военным городкам, сначала это был остров Сахалин, станиция Такое, которой сейчас и на карте то не сыщешь, затем военный городок в трех километрах от Красноярска, располагавшийся в старых кирпичных казармах русского генерала, который сохранился до сих пор, правда он уже в черте города и живут там не танкисты, а летчики и ракетчики. Затем был военный городок на окраине города Тюмени, который тоже до сих пор еще стоит.Вот про этот городок и пойдет речь в этом рассказе.Приехали мы в Тюмень где то в 1956 году, отец получил в управление танковый  полк и квартиру на улице Болотникова в типичном двух этажном 8-ми квартирном деревянном доме, точно таком же, что и дом, в котором жили мы в Красноярске.

Полковники

Тюмень, теперь известная как столица сибирской нефти тогда в 1960 годах  была рядовым городом, стоящем на берегах реки Туры. Сначала поселились мы в одном из домов военного городка, находящихся на улице Болотниковой, а затем через несколько месяцев переселились на улицу Льва Толстого, напротив школы номер 26, которую я и закончил. У отца и матери появились друзья-все полковники со своими женами- Повышевы, Скифские, Брохес, Глазковы, Приступко. Ну и мы стали дружить с их детьми, эта дружба длится и до сих пор. И я никогда не задавался вопросом, почему они все подружились. Когда все это поколение поумирало, я стал интересоваться их жизненным путем и выяснилась одна любопытная деталь-все они воевали на ленинградском фронте и тогда мне стало ясным, что их связывало единое военное братство, общие воспоминания о боевом пути. Мы не слушали, о чем беседовали между собой наши отцы в компании. Но произносимые ими названия тех мест, где они воевали, как-то застряли у меня в голове и уже теперь через 60 лет, они всплывают у меня как нечто знакомое, как всплыло у меня название места, куда перевели танковую бригаду из Красноярска- Козюлька. И я это название услышал от старожилов военного городка в Красноярске, побывав в 2009 году на том месте, где мы жили в далеком 1953 году. Теперь они стали для меня знакомыми- Келози, Сирокасска, Вельца, Льзи, Сырецкое, Лука, Валя, Валюшка, Юхора, Вячково, Синявино, Апраксин,  Оломна, Гатика, Наростыня.Поумирало то военное поколение, на плечи которого легла основная тяжесть войны, пришли другие люди с другими судьбами и названиями населенных пунктов. Когда мои родители в 1975 году уехали из Тюмени в Гагарин к своим старикам,  друзья- полковники долго еще переписывались друг с другом практически до смерти. Вот цитата из письма 17.1.1976 Повышева моему отцу: " Худо, что не стало вас рядом. Раньше было так хорошо- было с кем поделится и радостью и поведать о невзгодах сразу-же, лишь бы перебежать на другую сторону улицы. Теперь же ходим мы по тем-же маршрутам мимо больших ваших окон, но занавески не те на окнах и даже огонь, в смысле свет в окнах не знакомый, чужой. Прежде можно было постучать в стекло и переброситься парой мимолетных впечатлений, а теперь посмотришь на окна, вздохнешь и становится грустно от того, что все стало непривычно, не как всегда. А, главное, друзей в Тюмени, в связи с вашим отъездом убавилось. Если и появятся новые, то едва ли будут так надежны и постоянны. У вашего дома со всех сторон понаставили светофоров, непривычно. Троллейбус еще не ходит...".

Из письма Брохес Нины Михайловны, лето 1985 года-"Повышев совсем старик, перенес инфаркт, глухой, носит слуховой аппарат, Таня ничего, но тоже постарела, как и мы все."

А дом наш в Тюмени снесли  и в 2012 году построили громадный 16-ти этажный дом, но уже с другим адресом.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить