Былое86

Это запись о моей поездке из моей записной книжки-сделана почти 30 лет назад.Интересно теперь читать

2.6.86 Поездка в Тюмень Сел в Томич в 24-00, прийдя на вокзал на всякий случай, вдруг будут билеты. Взял с собой матерчатую сумку, которую сшила мама, фотоаппарат, две кассеты, бритву и несколько фотографий себя (школьных), детей, жены. Это была суббота, билет до Тюмени был и я поехал. В Тайге подсела женщина с ребенком, воскресенье ехали и говорили. Она возвращалась из отпуска в Анжеросудженск к себе в Павлов на Оке. Рассказала, что муж у нее художник, сама будучи молодой занималась балетом, пыталась поступить в Новосибирское училище, но опоздала, потом обнаружился во время репетиции порок сердца- упала в обморок и балет кончился. Работает телефонисткой, работа не нравится. В юности за ней ухаживал какой-то очень красивый, но сидевший ранее в тюрьме парень, она его боялась и тайно сбежала в Ташкент, где и познакомилась со своим будущим мужем, В общем судьба обычная .В Тюмень приехал ночью в 2 часа местного, на вокзале народу как будто вся Тюмень решила выехать-сесть негде. Моя идея дождаться утра на вокзале рухнула. На улице прошел сильный дождь, кругом громадные лужи, Потом узнал, что в воскресенье был праздник 400 летия Тюмени, но в самый его разгар хлынул ливень, который разогнал всех. Пошел пешком от вокзала, Очень быстро дошел до Республики, там спросил у прохожего, где ул. Профсоюзная, оказалось близко и двинул на Профсоюзную, где живет Женька Артамонов. Подходя к дому, света не увидел, в подъезде темно, как узнать номер квартиры. Шел какой-то человек в этот подъезд, я спросил у него спичек, он живет на 9 этаже, лифт не работал, пошел с ним-он вытащил большую коробку размером со стиральный порошок, потом я догадался попросить, чтобы он оторвал кусок, чтобы чиркнуть. На втором этаже нашел его квартиру. Потом вспоминаю, что света-то нет, тогда стучу-тихо. Потом женский голос спрашивает:»Кто там?»Говорю-Артамоновы здесь живут? Да здесь, а вам кого нужно? Мне бы Евгения. А он уехал на курорт. Ну что еще сказать, поворачиваюсь и иду дальше, обратно на Республику, такси подвозит к Мельникайте, подхожу к подъезду, три женщины навеселе выходят из него и спрашивают: Вам кого? Мне бы Распоповых. А они вчера уехали в отпуск. Разворачиваюсь и иду дальше. На перекрестке стоит парень, который тоже должен идти в сторону Мыса, идем- я к Андрееву, он-домой. Шагаем километра 4, затем на повороте в лесу подбираем такси, едем, парень помогает мне найти дом- очень сложно. Вообще в Тюмени дома на улице стоят как попало, да и улица может идти, а затем упереться в дом, потом продолжиться. В общем на Мысу я Андреева не застал. Разворачиваюсь и иду обратно пешком, через км сажусь в такси и еду до Детского Мира, уже светло. Иду по Республике и фотографирую, вот универмаг, вывеска на нем еще сохранилась, где-то здесь должны жить Скифские, иду по памяти, адреса то у меня нет. Сначала упираюсь в дом УВД, нет- не то, потом вижу тот вроде дом, угловой подъезд, какой-же этаж? Вроде самый верхний, почему-то я считал, что пятый, оказывается, что четвертый. Стучу в левую квартиру-ни звука. Может постучать рядом? Неловко будить рано людей. Всего три двери. Ладно иду домой. Выхожу снова на Республику и пешком по улице детства и юности.Вот кинотеатр Темп, куда мы бегали в кино, вот музыкальная школа, где я учился, вот здание, где находился в подвале спортивный зал, в котором мы тренировались. Знакомые дома и рядом много новых. Университет, потом с/х техникум, вот дом офицеров, музей, спуск к Тюменке, иду и фотографирую, дом-интернат, аккумуляторный завод, моя школа, моя улица, мой дом. НА двери входной висят фамилии жильцов, изучаю списки на обоих дверях, нет знакомых фамилий, но вроде некоторые когда-то слышал. В подъезде знакомый ящик деревянный для писем. Звоню в кв. 1.Казаковские здесь живут? Да, открывают дверь, в дверях заспанная Елена продирает глаза и с недоумением смотрит на меня. По моим подсчетам время около 8, на самом деле 7 часов, так как в Тюмени разница на 2, а не на три часа. Тут же ее муж. Все на старом месте. Говорю: Ты что Ленка соседа не узнаешь? Сообразила. Они собираются на работу, перекусили холодцом. Ленка говорит, что Люба тут же живет, что она в отпуске. Ложусь, но не спится. Иду к Любе. От нее начинаем названивать по моим школьным друзьям. Домой, на работу, нигде никого нет, Раменских в отпуске, Гайсин в отпуске, Духовная в отпуске. Потом через каких-то знакомых узнаем, что Ваня Раменских у матери рядом со мной. Иду к матери, на лестнице встречаю ее, Ваня дома сидит за столом, заложенным лечебными травами и ест яичницу. Здравствуй, Ваня. Здорово. Не узнаешь? Нет, что-то не признаю. Приглядывается.Левка я, Горчаков. Тут дочка его рядом, от Любы узнал, что жена у него умерла от рака, оставив с 3-х летней дочертью. Ваня располнел, омужиковел. Поймал я его случайно, вообще-тто он в летнем лагере, заехал на два дня к матери. Поболтали, обменялись адресами, пошли. Иду искать Духовных-родителей, где-то рядом. Хорошо, что фамилии на дверях есть, нахожу-они дома, меня тоже не признают, но дают адрес Лиины, которая до 2-х часов должна быть дома у себя на Минской, что рядом с Мельникайте. Еду на Минскую, дождь, хорошо, что Люба дала мне зонт, все равно штаны намочило. Нашел с трудом дом, коридорная система, однокомнатная последняя на 5-м этаже квартира. Лина дома. Болтаем, тащит меня к Вале Урбанской, Бизиной Ларисе, ищем выпускную фотографию, оказывается есть она, но только у Бизиной, остальные не смогли найти. Смотрим альбомы, у Бизиной есть фотографии, которых у меня нет.Какой0то поход, у дома сидим, затем в лаборатории на аккумуляторном заводе. Все и всех помнит. Договариваемся встретится в 7 часов завтра, т.е. во вторник. У Валентины пьем чай, как-то она напряженно держится, видимо не во время мы пришли, сорвали планы. У нее двое девчонок. У всех дети, Лиина только не замужем. Вечером ночевать остаюсь у Любы, но с Любой идем к Елене, неудобно они ведь тоже оставляли переночевать, да и вещи оставил я там. Она мне свой ключ давала, Люба-тоже.У Елены говорили, смотрели фотографии, вспоминали свое детство. У Любы знакомлюсь с ее мужем- он начальник треста, ездил в Японию заключать контракт по нефти. Оттуда привез аппаратуру-магнитофон как у Нины и второй маленький- стереофонический-звук потрясающий.Записи отличные японские, но американцев. Живут в трехкомнатной квартире там же, где жили родители Любы, родители умерли. У Любы двое ребят-Женя и Таня. Женя учится в спецшколе- занимается футболом. Во вторник нашел Брохес Нину Михайловну у ней встретился с Леной Брохес, той, что на фото с зонтиком. Интересно, что лицо конечно изменилось, но выражение его осталось прежним. У нее сын-Миша 3 года, ходит в сад, муж на вахте работает. Интересное свойство памяти стали всплывать события, названия, имена. Валерка ведь я его знал он еще поступал в мед, там учился год потом его отчислили, работал медбратом, теперь окончил индустриальный. Покажи фотографию и спроси кто я бы не назвал. Но когда говорят, что Валерка, я сразу вспоминаю, что да действительно он. Потом еду к Лире. Здесь встречаю Любу Вшивцеву, Люсю Ожерельеву. Фото Вшивцевой у меня лежит, когда-то она мне нравилась. Девчонки все такие же вроде успели уже с мужьями развестись, Люська то точно, а вот Люда-не знаю. Лина тут расстаралась, ужин нам сготовила, выпили мы впятером 2 бутылки сухого 1 шампанского и говорили, говорили до 12 часов, все вспоминали класс, знакомых, кто-где живет.Все мои школьные товарищи разделили судьбу народа, есть всякие и женатые и разведенные и счастливые и несчастные и одинокие и спившиеся.В одно маленьком классе отразилась жизнь всей нашей страны. Обменялись адресами, они мне на память подписали буклет Тюмень, а я сфотографировал их и потом фотографировались все по очереди. Я обещал прислать фотографии. Договорились встретиться на 25 летие после окончания школы. Потом я усадил Бизину и Вшивцеву в такси и они поехали на Телебашню, а я Ожерельевой доехали до ее дома, оттуда меня такси довез до центра и на трлллейбусе я приехал домой. На следующий день я пошел к Повышевым, застал его дома вместе со старыми знакомым из Ленинграда, которого я тоже узнал. Он жил в квартире Повышева-брата, где я в 1972 году стажировался. У Повышева смотрел фото, среди фото были папочка с письмами, краешком глаза увидел, что там что-то любовное. Адрес Светы узнал, к ней съездил, но дома не застал. У Брохес узнал, что Валовы живут в квартире родителей, Люся в отпуске. А до этого был у меня телефон Валова рабочий, но я к нему никак не мог дозвониться, все время его секретарша меня отправляла. В общем добрался до Валова. Люся дома с младшим сыном Сашей. Вечером остался у Валовых, билет на четверг сдал, а Володя заказал мне прямой до Томска на 172 и два дня еще общался с Валовыми. Живут они вчетвером в 2-х комнатной квартире, Володя- большой начальник, зам директора Главтюменьгео по быту. Он сразу предложил мне переехать в Тюмень, обещал 450 р должность завлаба в новом институте. Заниматься проблемами изучения глин, анализа их и т.д. Я отказался, понимая, что это накладывает на него некоторые обязанности, которые трудно выполнить честным путем. Както выделение мне квартиры. Но жизнь начальника ему не впрок, потолстел, обзавелся животиком, благ не приобрел. Это хорошо, но здоровье теряет. Работа нервная, домой приходит измотанный, на детей и жену времени не остается. Старшие Скифские умерли, мать уже давно от рака груди, отец позднее в Кисловодске был на курорте, упал в парке, умер от аневризмы брюшной аорты. Говорят, что его могли бы спасти, если бы знали причину сразу. Люся говорила, что в последние годы он чувствовал себя как-то неуютно, не хватало ему женского тепла, перед отъездом он погладил ее рукой как жену, вроде как на прощанье, Люсе даже неудобно стало. И все. Из трех знакомых пар Повышевы, Скифские, Горчаковы осталась полная только Повышевы и моя мать. Повышев стар, но еще сам водит машину, говорит с затруднениями в некоторых словах, но помнит многое. Жену его не видел-была на даче. Она вообще все лето проводит на даче. В четверг еще раз заходил к Ленке, немного поболтали, попытался попасть к Маргарите Михайловне –моей учительнице по математике, но ее не было. Попрощался с Любой и в пятницу после обеда Люся меня проводила на поезд. Он опаздывал и мы долго говорили о наших родителях, семье, доме, жизни. Слова, названия, которые я знал давно, всплыли в памяти- дом отдыха им. Оловянникова, река Пышма, озеро Андреевское, поселок Вензили и девчонка по фамилии Кравцова, как утверждает Люба, которую я когда-то незаслуженно обидел. Дом напротив моего дома, в котором жили Потехина и Тетерина, сохранился и дом Томы Безруковой, за которую меня когда-то давно били пацаны и даже есть в том доме люди, которые ее помнят и знают, что она живет где-то в районе кинотеатра Юбилейный, 5-ти этажный дом рядом с телефонной будкой. Я рассказал об этом девчонкам, а кто-то из них, по-моему Бизина, вспомнила Безрукову, откуда она знает, сам что-ли я тогда раскололся или Володя Горбунов разнес мою тайну детства. Теперь неизвестно.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить