Моя бабушка по материнской линии

Моя бабушка по материнской линииДевичья фамилия бабушки-Михайликова,а звали ее Дарья Трофимовна. Родилась она в 1903 году в семье кубанских казаков из-под Краснодара.Отец бабушки- Трофим есть на паре фотографий и по воспоминаниям матери с семьей не жил. Про мать бабушки ничего не известно.Моя матушка вспоминала, что ее бабушка умирала у них в доме.И есть такая легенда, что у нее был какой-то кафтан из плотной ткани, который остался после смерти. Родня это кафтан продала на базаре, а потом выяснилось, что бабушка зашила в него золотые монеты.Так и пропали монеты, а легенда осталась. На похороны готовили настойку на вишне и отходы от настойки выбросили во двор. Пришли гуси и склевали эти вишни, а потом все попадали.Хозяева подумали, что птица чем-то отравилась и вынесли их на помойку. А они просто опьянели, к утру оклемались и приши к воротам и давай гоготать. Замуж Дарья Трофимовна вышла в 17 лет в 1920 году за Григория Овчаренко, который был старше ее на 16 лет. Несколько лет у них детей не было, а в 1922 году родился первый ребенок-девочка и ее назвали Зоя. Так появилась на свет моя мать. Григорий был хорошим мастеровым-клепальщиком, работал у брата в каретной мастерской и держали горн.Моя мать помнит этих кузнецов-молодых кудрявых парней в фартуках.Единственная фотография бабушки в молодом возрасте-это фотография с моей матерью где-то в 1924 году, судя по снимку. И в семье до недавнего времени хранилась левая часть этой фотографии. Но как недавно обнаружилось, фотографировались они вдвоем видимо с какой-то подружкой, у которой тоже был ребенок. Потом фотографию почему-то разрезали на две части. И от второй подружки остался лишь край одежды. Кто была эта подружка мы никогда теперь и не узнаем. Через 4 года Дарья родила мальчика, которого назвали Борис. Это были годы непа, семья жила зажиточно, Григорий купил 10000 штук кирпича и сам сделал кирпичный дом, который до сих пор стоит в Краснодаре и там даже проживает какая-то наша родня, которую мы ни разу не видели . А потом НЭП отменили и стали раскулачивать зажиточных казаков. Наша семья тоже попала под этот процесс.От мастерской прищлось отказаться. На Кубани случился голод-матушка помнит это время.Матушка говорит, что от голода живот у нее раздуло и она, девочка 9 лет, ходила как беременная. За миску супа пришлось на базаре отдать хороший отцовский пиджак. Как-то выжили. Бабушка родила третьего ребенка-назвали Григорием. Но Гриша прожил недолго, заболел менингитом и скоропостижно умер от горячки. Бабушка работала на каком-то заводе, который готовил масло, а дедушка работал на заводе имени Седина в Краснодаре. Дети подрастали-старшая Зоя окончила школу и поступила на подготовительное отделение краснодарского института на иняз по специальности французский язык вместе со своей подружкой Валентиной Моторной. И перед войной успела закончить два курса этого факультета и даже провести практику в школе номер 2. Брат учился отлично и поступил в академию Жуковского. Когда его награждали медалью за окончание школы, бабушка была очень горда его успехами. После войны работал главным инженером единственного в Союзе ремонтного завода вертолетов. Война сломала мирную жизнь семьи, которая попала в оккупацию. Отец к тому времени заболел, долго лечился, для лечения нужны были деньги. Умер он в марте 1946 года. Бабушке пришлось продать дом и переселится в какую-то хибарку. Где-то в 1947 году ее сын Борис отдыхал в санатории Волна в Хосте, ему понравился этот южный городок и он уговорил мать купить сначала дом в Адлере. Затем она купила дом в Хосте на ул. Новой 4 на двоих хозяев. И наша бабушка в 1949 году выходит замуж вторично за бухгалтера Кропалева, которому было 69 лет в то время. Потом этот домик снесли, так как понадобилось место под электроподстанцию и бабушка с бухгалтером пополам купила половинку дома на улице Самшитовой. Пара фотографий в галерее показывает этого бухалтера и его дочек. Бухгалтер подарил бабушке золотой десятник, она проделала в нем дырочку и долго носила его как украшение до тех пор, пока на коже не образовалась язвочка от этой монетки. Тогда она сняла ее и отдала моей матери и отцу, чтобы они сделали себе золотые зубы. Затем бухгалтер решил уехать на Украину со своими дочерями и уговаривал бабушку поехать с ней. Но та отказалась с ним ехать-видимо не любила его - и осталась в Хосте и всю свою оставшуюся жизнь прожила в этом домике. Вот в этом домике и произошла история, которую она описывает в своем письме. Письмо Дарьи Трофимовны от 15 февраля
Здравствуйте Дорогие мои родные и любимые Дети Зоинька Вова Всего вам доброго желаю.Зоинька получила я твои весточки 3 сразу. Поняла тебя я хорошо, прости за обиду, больше не буду я исправлюсь и выправлюсь. Доня родная Доня единственная моя, многого ты дитя и не знаешь и на бумаге словами никак не скажешь. Думаем вроде хорошо, а получается худо. Поставим крест- не напоминать о худом, оно прошло, увидим , доживем. Я рада если в Хосте вы рядом и если там- тоже буду я с вами, хотите вы это-нет. Но одной очень плохо, чужие- не свои, ты права. Детям не мешать и я всю жизнь одна лишь для этого- не мешать детям, а теперь и подавно-я слепа, глуха. Плохо совсем вижу я, 2 письма непрочитанных лежат твои-жаль. Только вас мучать, акать. Зоинька рядушком помнишь ты всегда мне так- вы ко мне я к вам, ближе друг другу. Я за это. А насчет дома сноса -это еще не скоро будет дело. Прописать пропишут квартиру найти можно. Дуня сказала кто хотел сдать- давно сдал. Это Дуня имею ввиду на всякий случай вы можете у меня временно пожить и найти чего вам надо и где надо. Я держусь Хосту для детей, для внуков и правнуков, а не будет меня вы как знаете сами будете, а пока жива я и сижу, хотя одиночество не сладкое, но человек ко всему свыкается и я втянулась, зато не беспокою я никого.3 письма прочитала я крупнее пиши, плохо совсем вижу. Зоинька, помнишь ты писала и рвалась ко мне, сердце правду тебе говорило, было плохо на ниточке все позади, я не хотела тебя тревожить, вызывать. Твое здоровье, холод и у нас все грипповали и соседи все. Все прошло, слава богу, буду жить, поправилась и окрепла. У меня Татьяна богомолка надо мной молитвы читала, она, Мария Ивановна была и испугалась грипп, бросила, а тут еще Галя 3 кубометра дров перед смертью привезли толстые бревна. Надо наверх их поднять, пошла в общежитие 4 парня за 20 рублей подняли, а на второй день пришел пьян- дай бабуля 3 рубля- я отказала ему. Он показывает финку где часы ручные видишь это что, я ему-вижу, а это видишь кольцо камень- вижу. Как поведу и готов. Достает зажигалку- а это зажигалка. Как бы ни так- дам прикурить сразу на месте готов и обнимает рукой с финкой. Душа в пяты вошла у меня. Вот так помощники.2 недели Таня у меня не отходя, напугал крепко, но я не дала 3 рубля. Дашь, а потом будет доить как коровку. Пьяница- весь в наколках. Это было давно уже позабыто, не принимай к сердцу. В жизни всяко и горки и бугорки- гладко не проживешь. Зоинька, я слала и буду слать, никто мне не запретит, мать я и ты мать-должна понять меня. Никто не осуждает, не шли обратно, ничего не надо. Вам дети Вовы всем привет. Тепло у нас, розы цветут хорошо.
Проживала в этом домике бабушка одна, только летом к ней наезжала родня и домик был битком населен ближними и дальними родственниками.И сарайчик внизу тоже заполнялся, приходилось спать на улице. Зимой бабушка проживала в том же самом сарайчике, так как за долгое время печка в верхнем доме испортилась, да и вода была только на улице около сарайчика.Поэтому в сарайчике стояла буржуйка, которую и топила бабушка дровами в мокрые осенние и зимние вечера. Труба от буржуйки была выведена через окошко.В общем жизнь была у нее партизанская.Зимой коротать эти ненастные дни ей помогала верная подруга бабушки-собачка Жучка.У бабушки были больные ноги, сколько себя помню, она все время мучилась с ними, так как имела открытые раны на обеих ногах-трофические язвы. И в далекие 50-тые лечила она их стрептоцидом. Покупала таблетки в аптеке и затем размалывала их в ступочке в порошок и этим порошком присыпала раны. Как она заработала эту болезнь, я не знаю, возможно как-то поранила ногу на лесоразработках, где она работала в Хосте в горах. В общем всю жизнь она с этими ногами мучилась, от них и умерла.Когда по осени родственники уезжали, она сдавала верхние комнаты постояльцам за смешные деньги. Пенсия у бабушки была 37 рублей и на нее прожить конечно было нельзя, так как из нее нужно было заплатить всякие поборы- за свет, газ, воду и т.д. И вот эти деньги с постояльцев она была вынуждена посылать своему сыну, который числился хозяином этой половинки дома. Поэтому помогали бабушке мои родители, посылали ей деньги на пропитание. То есть все хозяйство лежало на бабушке, ее сын мог приезжать к ней только летом на месяц и за этот месяц он делал всю мужскую работу по дому- заготавливал дрова, ремонировал дом, бетонировал лестницы, делал к ним железные перила. Мы тоже вносили свой посильный вклад, когда были еще пацанами-в нашу обязанность входило заготовить ей на зиму дрова. Дрова мы добывали с горы выше дома. В первые годы, когда я туда приезжал, подняться в гору было сложно-там были сплошные заросли как в джунглях. Потом деревья стали постепенно погибать и засыхать, вот эти сухие деревья мы находили, пилили и спускали вниз к домику. Потом когда мы уже стали взрослыми пришлось подключиться к ремонту жилья капитально. Сарай к тому времени практически сгнил. Состоял он из двух крошечных комнаток, первая была как кухонька, а вторая -спальня. Вот эту кухню мы снесли полностью, забетонировали основание и построили заново кухню с печкой. Но это было уже тогда, когда бабушка умерла и жить стала там наша матушка. Теперь я себя корю, что мы не сделали это раньше при жизни бабушки. А она терпеливо ждала, когда же ее родня поможет ей наладить быт-так и не дождалась. Мы все пользовались ее гостеприимством, не давая ничего взамен.

бабушка Даша

бабушка Дашабабушка Дашабабушка Дашабабушка Дашабабушка Дашабабушка Дашабабушка Дашабабушка Дашабабушка Дашабабушка Дашабабушка Дашабабушка Дашабабушка Дашабабушка Дашабабушка Даша

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить