Жизнь в Коме

Жизнь в КомеХотя я свою жену не отношу к моим родственникам, так как на родственниках не женятся, но для моих детей и их потомков это теперь родственнники. Наверное нужно рассказать и про родину ее родствеников. Тем более, что судьбы наши перескались в одном месте-г. Красноярске. В моей семье смоленские парни жен выбирали с Кубани, а в семье моей жены кубанские парни выбирали жен из Сибири. У обоих наших отцов это были вторые жены. Это примета многих военных, вернувшихся с той войны. Но не об этом речь. Мать моей жены свои юные годы провела в Красноярском крае. Однако воспоминаний о том времени практически не оставила. Когда она умерла, моя супруга решила восстановить историю семьи и обратилась к сестре ее матери Алефтине с просьбой написать свои воспоминания о том времени. Та любезно согласилась и прислала несколько писем с описанием довоенной жизни в городках Кома и Пит красноярского края. Теперь этих городков нет-Кома ушла под воду, когда построили водохранилище, а Пит опустел в 1994 году, когда все золото там выкопали, но в памяти людей они остались. Копаясь в корнях рода, с удивлением начинаешь обнаруживать нелицеприятные факты. Оказывается во всех ветках нашего рода в родне присутствуют кулаки- сибирские и кубанские, а также сторонники белого движения- офицеры царской армии и кубанских повстанческих формирований. Дед супруги по отцу был в таком формировании и в 35-году во время чисток как спецпереселенец был отправлен вместе с бабкой в Сибирь.Вернулся, правда, в 1936 году по реабилитации, но всю оставшуюся жизнь жил ниже травы и тише воды, работая ездовым в колхозе. Дед супруги по материнской линии был скорее всего офицером в царской армии-есть его фотография( на фото он обведен красным кружком),хотя Алефтина его назвала солдатом,остался в Коме, женился на бабушке и оттуда пошла сибирская ветка Апанасенко, тоже прожил жизнь достаточно смирно. Мой дед по материнской линии тоже участвовал в белом движении, но когда и где, об этом бабушка ничего не рассказывала- опасно было. Лишь матушка как-то обмолвилась, что дед с бабкой сжигали какие-то бумаги после гражданской войны. Брат моего деда по отцовской линии,оьбвиненный в участии в заговоре против советской власти как контрреволюционер, попал сначала в московскую ЧК, а затем на лесоповал в архангельский край в 1919 году, да там и пропал без вести.Так что во всей нашей родне есть кусочек той противоположной жизни, которая всячески скрывалась. Так как для разного рода секретных органов это лакомый кусочек, за который можно подвесить любого в нужное для организации время.
Воспоминания Алефтины. Наша родина находится на юге Красноярского края. Это Новоселовский район, деревня Кома. Она расположена в трех км от реки Енисей, а речка «Комка» (мелководная) протекали среди деревни и впадала в Енисей. Местность- равнина, кругом были поля, а дальше лес. Климатические условия хорошие, теплая зима и жаркое лето. На огородах поспевали арбузы. В настоящее время климат изменился. В послевоенное время началось строительство гидростанций на реке Енисей и все населенные пункты, в том числе и нашу деревню затопили, образовалось водохранилище , которое протянулось от г. Минусинска до Дивногорска. Как помню мне было 5 лет. Наш дом стоял в центре деревни на площади. Неподалеку был магазин, больница, кузница, контора служащих, где когда- то была лавка деда нашего Белошенко. Дом большой, огромная усадьба с надворными постройками. Во дворе был флигель, где жила сестра деда. Она умерла до моего рождения, ее звали Прасковья. Много кладовых , где хранили продукты, так как их не покупали, а сами выращивали скот, сеяли хлеб, овощи. Огород находился у берега речушки. Помню мы -дети помогали поливать грядки вечерами. Бабушка Наталья, девичья фамилия Воробьева, по мужу (деду) Белошенко родилась в Сибири в селе Новоселово, неподалеку от деревни Кома. С дедом жили в деревне Кома, где создали семью. У них было 5еро дочерей. Дед до революции в д. Кома имел свою лавку. Бабушка –домохозяйка. Хозяйство было большое. Жили до революции богато. Имели все свое. Земля, большая усадьба. Огромный по тому времени дом (пятистенник). Много комнат, у нас была отдельная «детская», где мы играли, а зимой были повешены качели в комнате, и мы постоянно качались, так как в холода не выходили на улицу. Всем детям родители дали образование. Дед занимался торговлей, в деревне была у него лавка, рядом с домом. Бабушка домохозяйка, растила детей, воспитывала их, но все же большую часть в воспитании дочерей занимал дед, он был очень строгим, за проступки наказывал. (Как рассказала бабушка) Настю, уже взрослую за аморальный проступок оттаскал за косы уже перед своей смертью (он умер от тифа). Он приучал дочерей к труду. Они помогали бабушке по хозяйству. Бабушка Наталья была очень доброй, отзывчивой к людям. Мы- внуки ее любили. Она никогда не повышала голоса , за наши проказы не наказывала, а только называла нас «варнаки» (это значило воришки). А так как она варила всякие варенья, пекла пироги, вафли и другие лакомства, так мы часто , когда ее не было дома, воровали сладости, но ели не только сами, но и угощали своих друзей. У нас всегда было много детей, они приходили играть к нам во двор. Да кроме того, каждое лето привозили мамины сестры своих детей из Красноярска, Минусинска и др. городов к бабушке погостить. Был отряд вроде пионеров. И этим отрядом руководила сестра Лидия. Она постоянно придумывала что-нибудь интересное для нас. В большинстве случаев проказничала. Но бабушка никогда не жаловалась родителям нашим. Бабушка часто ходила в церковь, соблюдала все религиозные праздники, к ней приходили ее подруги в гости и они, сидя в столовой за ведровым самоваром, пили чай с вареньем, печеньями за большим дубовым столом, вокруг которого были поставлены дубовые скамьи. К праздникам родители варили пиво. Пили только его, но только на праздниках. Часто в дом приходили нищие, бабушка их принимала, кормила и давала « милостыню». Кроме того она лечила деревенских от «надсады» каким-то своим методом. В деревне все ее уважали. После революции деда садили в тюрьму, отобрали лавку, но недолго держали в тюрьме, как-то он освободился и начал работать в кредитном товариществе. Ульяну отправили в город Красноярск на заработки к купцу. На фото 1916 года у гроба жены купца, богатого, так как он имел большой магазин в центре города, видимо магазин одежды и др. товаров. (Фамилию купца не знаю ), жена купца умерла молодой ( от болезни по женской части). У гроба родственники купца, сам купец сидит в ногах у гроба, среди них молодая наша мама ( Ульяна) , она жила у них прислугой, убирала комнаты, помогала работе других прислуг. А так как проводились ярмарки- торговля была организована с лотков в зимнее время перед Новым годом, в холода продавцом была и наша мать. Она с молодых лет застудила руки и ноги, что привело впоследствии к болезни-полиартриту. Вследствие чего руки и ноги у нее свело- не ходила в течение 10 лет. Была прикована к постели. Часто лежала на лечении в больнице, один раз перед войной была на курорте «Грязи» Новосибирской области, подлечилась, встала на ноги, но надо было еще принять лечение 2ой раз, чтобы до конца поддержать, но началась война и курорт отдали под госпитали. Так и не смогли вылечить ее. А красноярский купец скрылся за границу в 1917 году. После чего мать вернулась в деревню Кому в семью, к отцу. В то время семья деда Белошенко Михаила состояла из 5рых детей, деда и бабушки. Все 5еро-девочки: Антонина, Александра, Настасья , Ольга, Ульяна- младшая. 4-еро из них уехали из деревни Кома ( все имели образование по тому времени) и жили своими семьями. А младшая Ульяна осталась в семье и в 1919 году вышла замуж за Апанасовича В.И., который будучи солдатом царской армии, которая в то время уже разлагалась, солдаты покидали ее, в том числе и наш отец, часть солдат двигавшихся на Дальний Восток, находилась на некоторое время в деревне Кома. Апанасович В. родился в Белоруссии Могилевской губернии, деревня Вильно. Это недалеко от Латвии. Семья состояла из двух братьев и сестры. Молодым человеком Владимир уехал в г. Ригу, работал на часовом заводе. Оттуда его мобилизовали в армию. Семья Апанасовичей жила в Белоруссии бедно так. Работали в сельском хозяйстве. Отец и мать умерли от холеры, почти вся деревня вымерла. Старший брат Иван Иванович в гражданскую войну уехал в Сибирь, с ним сестра Пелагея Ивановна. Я их помню, как они небольшое время жили у нас в Коме, а затем брат Иван устроился в деревню ( не знаю как называется) поблизости от Комы пчеловодом. А сестра его в соседней деревне жила в няньках в одной из семей. Здесь и познакомились наши родители. Венчались в церкви. Семья Апанасовича состояла к 1930 году уже из 5 детей- Маруся, Лида, Аля, Женя, Гутя .Дед умер в 20-ых годах от тифа. Хозяйство его перешло нашему отцу. В хозяйстве было много скота, пашня, сенокос. Жили своим трудом (частично), ну а в страду нанимали батраков. В советское время отец и мать работали в магазине до раскулачивания. А в 30-е годы началось это все и отца начали таскать на допросы, считая , что все это его. А это было наследство деда. Помню как были какие-то уполномоченные, которые описывали все имущество наше, а затем забрали все. Отец отказался от всего этого. Заставили собраться и освободить дом со всем его имуществом. Так жили до того времени, пока не началось раскулачивание. Отец попал под это. Это 30-е годы. Отец отказался от всего и в течение 24 часов собрал всех нас, в чем были, в том и уехали в г. Красноярск, где жила сестра мамы –Александра, которая работала в то время на мелькомбинате бухгалтером. Так мы покинули свою родину. Уехали вместе с бабушкой Натальей, она была жива, в Красноярск, к сестре мамы Александре. В Красноярске отец устроился счетоводом при электростанции в контору. Садили большое количество картофеля. Это спасало от голода. Мы не голодовали, правда промтоваров в продаже не было, а продукты отпускали по карточкам, иногда и промтовары. Дом наш заняли под детский сад. Бабушка прожила долгую жизнь, умерла в военные годы в г. Красноярске. Когда мы выехали в Красноярск, бабушка уже не жила с нами, ее взяла сестра мамы Александра, которая жила в Красноярске. Тетка Александра жила в то время с дочерью, ровесницей моей, а муж тетки еще в молодые годы был гулящий ( его зарезала его любовница) , так тетка больше не выходила замуж и жила с дочерью. Бабушка похоронена на старом кладбище г. Красноярска. Фото у меня нет ни с деда, ни с бабушки, ни с теток, их детей. Маруся поступила в педтехникум, Лидия в торговый техникум, а я пошла в 1 класс. Трудно было отцу одному содержать семью. Поэтому мы прожили в Красноярске 2 года. Он завербовался в Удерейский район Красноярского края , городок золотоискателей-Пит-городок.
Этот городок расположен на реке Пит, которая втекает в Енисей. Кругом тайга, вокруг городка рудники, где добывали золото, а в Пит-городке был центр приема золота. Он расположен в тайге в северной части Сибири, Удерейском районе Красноярского края. Вокруг на протяжении нескольких километров находились прииски, где добывали золото. Для добычи его были шахты, было много артелей, которые добывали золото с поверхности, а также по речкам с помощью машин, их называют «Драга». Пит-городок был центром по приемке золота с приисков. В городке были учреждения, которые обслуживали старателей всем необходимым для добычи, снабжали продуктами, промтоварами. В городке был стадион, клуб, столовые, приемные пункты по приемке пушнины, которую привозили из тайги на оленях тунгусы. Средняя школа, где учились дети городка и с приисков. Для них был интернат, где они проживали в учебное время. Школа была укомплектована хорошими преподавателями. Преподаватели были из Енисейска, Красноярска. Жили они семьями, для них был построен специальный дом. За городом были поля совхоза, где выращивали овощи, был скотный двор. Жителей снабжали молоком, мясом. Хорошо оборудована больница, амбулатория, стационар. В трех км от городка по реке Пит Дом отдыха, где отдыхали жители всего района. Управляющим был человек, направленный из Красноярска. Фамилия его Марлин. Семья его проживала в отдельном особняке на берегу реки Пит. До войны люди в основном были обеспечены, имели свои дома, хозяйство. В городке проводились культурные мероприятия, имелся свой драматический кружок, в клубе показывались фильмы, проводились танцы под оркестр, на стадионе спортивные игры, соревнования по футболу. Часто приезжали с гастролями артисты из городов с концертами, опереттами. Маруся после окончания училища работала сначала по распределению в другом месте, на Ангаре. До войны было хорошее снабжение. Люди жили неплохо. Нам пришлось учиться в средней школе (Записано о школе и городке на фото из газеты «Красноярский рабочий» под заголовком «Ах, Пит-городок, моя молодость!». Когда объявили о начале войны на следующий день лагерь закрыли. Нас отправили домой. Во время войны мы учились зимой,а летом работали. Копали землю (целину) корчевали пни для посадки картофеля, работали в лесу , валили деревья для электростанции, в совхозе убирали овощи. Это за 200 грамм хлеба. После окончания средней школы разъехались по городам для дальнейшей учебы. Здесь мы застали начало войны.( Я была тогда пионеркой). Маруся уже работала в школе учительницей. А Лида , закончив торговый техникум, проработала продавцом очень мало, не понравилась ей эта работа ( магазин отоваривал людей на золото) и ушла работать в школу библиотекарем, а потом пионервожатой. А отец работал бухгалтером на продовольственном складе. Во время войны мы- я , Женя, Гутя- учились зимой, а летом старшие учащиеся работали за 200 грамм хлеба в тайге-заготавливали грибы, ягоды для фронта, жили в избушке, копали землю под овощи, валили лес, пилили на дрова, заготовка для электростанции -было освещение электрическое, но с перебоями, не всегда хватало топлива. Освещались коптилками. В магазинах уже ничего не было, как промтоваров, так и продуктов. В основном питались тем, что добудем. А тайга богата, не ленись, трудись. Заготавливали грибы, ягоды, орехи кедровые. А у папы было ружье охотничье и собака Лайка, так он в субботу на воскресенье уходил в тайгу с ночевой и приносил рябчиков штук по 10-12-это мясо. А когда началась война, добыча золота сократилась, так как мужчин забрали в армию. Остались женщины, старики, дети. Мы в это время учились в старших классах. Из наших одноклассников забирали на фронт учащихся до 1927 года. Многие погибли на войне. В войну Маруся жила с нами, работала в нашей школе до 1945 года. В страших классах во время войны ввели уроки «Военное и санитарное дело». Мы девочки осваивали военное и санитарное дело. На практике учились стрелять из винтовок, а санитарное дело проходили в больнице по уходу за больными, учились перевязкам и т.д. В 1944-45 гг проходили комиссию девушки 1925 г.р. для посылки на фронт. Я попала под эту военную комиссию, нас бы послали на фронт, мы были подготовлены, но к счастью война закончилась и мы остались. В 45 году мы с Женей закончили 10 классов, получили-тогда впервые ввели аттестаты зрелости- пришлось сдавать экзамены за 8,9,10 классы и выдавались аттестаты только тогда, когда каждый выпускник должен напилить дров для школы про 5 кубометров.Мы с Женей ходили в лес, валили деревья , пилили их , складывали в поленницы и после этого, сдавали завхозу школы ( всего 10 кубометров). В 1945 году многие выпускники разъехались по вызовам на учебу. В том числе и мы. Женя в Казанский авиастроительный, я –в Краснодарский пищевой институт. Но не успела к занятиям, большое опоздание, в связи с железной дорогой. Очень долго пришлось добираться до места. В то время солдаты возвращались с войны, их отправляли в первую очередь. Я и Маруся остались в Краснодарском крае, начали работать с 1 сентября в школе ст. Варениковской. А я проработала на Кубани 2 года и вернулась в Сибирь, в Пит-городок, где проработала учительницей 2 года, пока не умерла мама. После чего устроилась в школу поселка Раздолинск, это в 100 км от Пита, где жила Лида. Дали квартиру в подвальном помещении. Условия были плохие. Лида работала в Раздолинске старшей пионервожатой в средней школе, а я учительницей начальных классов. В 1949 году поехала в г. Енисейск на учебу, в течение месяца сдала экстерном на право работать учительницей, получила аттестат при Енисейском педучидлище. Вернулась в Раздолинск и работала учителем. В то время мы жили вместе с Гутей, она пошла учиться в 10 класс, отец жил не с нами, он устроился в экспедицию и жил в тайге, там он работал . Лидия вышла замуж и уехала в Мотыгино. Раздолинск находился в 30 км от Мотыгино, ехать нужно было на машинах до Мотыгино, а поселок Мотыгино расположен на Ангаре, там порт, где останавливаются пароходы. В Раздолинске добывали в шахтах руду, из которой на комбинате вырабатывали металл, сурьму, которую перевозили в формах на Мотыгино, откуда отправляли в Красноярск и другие места. В шахтах в основном работали политические ссыльные (58 статья), они сосланы были на поселение после тюрем и должны жить без выезда, не отлучаться из поселка за 30 км, ежедневно отмечались в комендатуре. Это была система МВД. Управляющий поселком был генерал. Семьи ссыльных в большинстве жили в других городах, но некоторые приехали и жили вместе с мужьями. Они были вольные, как и мы. В Раздолинск в то время после окончания учебных заведений (институтов, техникумов и др ) молодых специалистов направляли по распределению , они должны отработать три года. Из Ижевска был направлен на работу в Раздолинск молодой специалист Борисов Николай Григорьевич после окончания строительного техникума. Он сначала работал прорабом по строительству поселка, а затем начальником ЖКУ. Это были 50-е годы. В 1953 году умер Сталин и эта система распалась. Ссыльных реабилитировали и они уехали в свои города. В 1951 году я вышла замуж за Николая. Он работал до 1955 года в Раздолинске, у нас в 1952 году родилась дочь Ольга. А в 1955 году мы уехали в Ижевск и до сих пор живем с Ольгой в Ижевске и внуком Женей. Ольга закончила механический институт и работает технологи на заводе «Редуктор». Прошло много лет, выпускники встретились в 1979 году в Красноярске. Затем поехали на открытие памятника в Пит-городке воинам ВОВ. Многие участвовали в поиске мест захоронения питчан.

Жизнь в Коме

Жизнь в КомеЖизнь в КомеЖизнь в КомеЖизнь в КомеЖизнь в КомеЖизнь в КомеЖизнь в Коме

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить