Стенограмма встречи

Стенограмма со встречи в 1989 году на юбилее 25 летия окончания школы номер 26 города Тюмени.

Записана на первый российский диктофон,купленный в Воронеже, который тогда был еще в редкость, потом расшифрована.

Слава Прохорихин (далее СП):Господи, Лидия Павловна, простите, оговорился.

Лидия Павловна (далее ЛП): Прощаю Вас.

СП: Дело в том, что Лидия Ивановна у меня сейчас учительница моего сына. Вы , знаете, она из когорты новых учителей, очень хорошая. Вы знаете, такая хорошая женщина.Ну, я почему, я ее лечу еще. Такая она , выкладывается вся. Когда я ей звоню, я думаю,господи, моему сыну повезло на учителя. И вспоминаю и где же мое там тревожное детство и прочее. И думаю, вот, вы ,знаете, получилось так, что наверное нашему классу очень повезло.

Голос из зала :Повезло в чем?

СП:Повезло в том, что у нас были ну просто чудесные преподаватели, ну просто, просто чудо.

Ахат Гайсин (далее АГ):Ты как подслушивал там, стоял за дверью.

ЛП: Поэтому позже всех и пришел.

СП: Не знаю, Лидия Павловна, благодаря вам, я до сих пор пишу статьи в газету.

ЛП: А я не пишу.

СП: Благодаря вам, на самом деле.

ЛП: На медицинскую тему?

СП: На всякие, на социальные темы. Главный редактор газеты пишет, звонит мне и говорит- Напиши еще.

ЛП: Ты не начинаешь их так:» Когда я был маленький…»

СП: Нет, вы знаете, мне надо их начинать так-да было так-то Вы знаете, надо их начинать так, что была у меня учительница ЛП, она меня заставляла и пр пр.Понимаете, благодаря Надежде Диамидовне я знаю историю, ну, правда, наверное не в том варианте, какой учат сейчас, но по крайней мере в институте я закончил диамат и истмат и прочее все остальное. Если говорить о нашем дорогом директоре, ну что можно сказать. Как это говорил у нас, как у нас кто..

ЛП: Физика что-ли вспомнил, Донат Федорович.

СП:Донат Федорович. Вперед и врачи вперед. Ну что, надо сказать, что школа у нас по тем временам, я не знаю как сейчас. Сейчас вот говоришь- я учился в 26-й школе. Там у нас, ну, где я живу. А мне говорят, а что это за школа? Когда то она была, как говорится, гремела школа. Я думаю, что это огромная была, видимо, заслуга нашего директора, она сделала все это и она выстрадала все это. Насколько я ее знаю и сына и вообще то я знаю ее изнутри, наверное вот так. и во многом мы наверное здесь обязаны ей. Может быть учителя здесь.. И много, много хочется сказать, ну приятно, я вот с самолета буквально на бал, вот с этой штукой в руках. Ну хочется сказать, что я бы сейчас всех их расцеловал, своих учителей. Причем самым искренним образом. Вот настолько они мне много дали, что, ну ничем, вот вы знаете, ничем я считаю.. родителям в первую очередь, учителям во вторую, ну ничем невозможно компенсировать то, что они нам сделали. Понимаете, чем старше становишься, тем искреннее это чувство, тем по настоящему я преклоняю перед вами колени, Вот здесь стою, понимаете, я обнимаю вас, целую и благодарю вас, за все всех нас, вот.

Женя Артамонов(далее ЖА): Я не могу, как Левик, удивить своим жизненным путем. Путь обычный, Я думаю, что путь обычный выпускника школы номер 26 11-го класса б.Значит закончил школу, поступил в институт, закончил институт, остался, оставлен был для продолжения научной работы в институте на кафедре. Немножко поработал, сдал те экзамены, о которых вы немножко говорили. В течение года 2 экзамена. Торопился , 20-го числа сдал последний экзамен. 25-го числа одел солдатские сапоги и увезли меня в Забайкальский военный округ, служить.

Голос из зала: Два года?

ЖА: год служил, с высшим образованием год служили. После этого вернулся, продолжил дальше научную работу. Аспирантура, защита диссертации, все этапы, начиная с инженера кафедры, мл.научный сотрудник, аспирант, ассистент, старший преподаватель, доцент, декан факультета, секретарь парткома, снова декан факультета.. Вот мои научные интересы.

АГ:Он заслуженный изобретатель.

ЖА:Я хочу товарищи остановится еще раз на том..

ЛП: НЕ скромничайте.

ЖА:Еще раз на том, что действительно, я часто прихожу и возвращаюсь к той мысли о том, что здесь , в Сибири, в нашей 26-й школе, действительно можно было получить выпускникам такую хорошую подготовку, которую нам дали наши учителя. Я уже относительно этого сказал, еще раз повторюсь. Мне, например, товарищи, импонирует то научное направление, которое у нас здесь сложилось, опять же в Сибири. А занимаемся мы применением лазеров в машиностроении. Мы отрабатываем методики исследования параллельно с английскими физиками по измерению деформаций различных конструкций, применяя лазерную интерферометрию, голографическую интерферометрию. Здесь в Сибири..

СП: Женя ты меня извини, я тебя перебью.. Слушая, это хорошо , конечно.

Маргарита Михайловна(далее ММ): Значит я ведь тоже училась в этой школе. Второе февраля для меня еще и потому всегда был праздник. Вот, Надежда Диамидовна была классным руководителем моим, Анна Емельяновна работала, когда я пришла сюда. Любовь Григорьевна меня учила. Вера Иосифовна работала тогда в школе. С Лидией Павловной мы знакомились уже позже, когда я пришла студенткой к вам на практику. Ну, когда. Я пришла работать в школу. Я, вот , думаю, потом уже, наверное я была сильно нахальной, потому что же первый год пришла работать к вам. Вы у меня первые ученики. Мне кажется у меня было тогда гонору, как у докторов. Мне казалось, что я знаю все, потому что в институте у меня были очень хорошие преподаватели по методике математики и мне казалось, что, как они меня учили, я им все выложу и они у меня все будут знать. А выкладывать-то я хотела на самом высоком уровне. А потом когда я работала в школе, в институте, я учила таких студентов, которые вообще не знали никаких действий даже, и должны были назавтра идти в школу. Вот я потом подумала, может и я такая же была. Ну, по крайней мере, я считаю, что дерзости было достаточно. После вас разных химиков я учила. Я ведь и понятия не имела, что надо хорошо готовить в институт людей. Вот так потом как-то уже дошло. И я испытывала большую, большую радость и всегда с таким приятным чувством вспоминала именно вот эти мои два первых класса. Поэтому всем я вам желаю большого счастья и с такой радостью всегда вас вспоминаю.

Валя Урбанская (далее ВУ): Химик. По направлению поступила работать в гипротюменьнефтегаз, потом его разделили на два института. СибНИИНП называется теперь. Вот занимаюсь хроматографией, исследуем нефть и газ, выдаем данные для подсчета запасов. Старшая дочка нынче школу закончила, поступила на химический факультет.

Полина Духовная (далее ПД): Скажи, как закончила школу?

АГ: В университет?

ВУ: С медалью.

ЛП:А говорит, нечего сказать. Молодец.

ВУ:А вторая в восьмом классе.

АГ: Вопросы еще есть? Так Люсенька, пожалуйста, два слова.

Люся: Ну что, я в двух словах. Я закончила наш медицинский институт, первый выпуск фармацевтического факультета. Три года проработала в аптеке и ушла химиком-аналитиком в институт Гипротюменьнефтегаз. Где и работаю по сей день.

АГ: Дети?

Люся: У меня одна дочь, которая закончила 21-ую школу, сейчас она учится на 3-м курсе, на факультете английского языка в университете.

Лариса Бизина(далее ЛБ): Волею судеб,т.е. как вот Лева хотел вот положить диссертацию, чтобы квартиру, чтобы им было стыдно, что квартиры у доктора нет. А я за квартирой поехала на север в свое время.И вот у нас так и здесь сейчас квартира. % лет прожила в Надыме. 8-й год живу в Новом Уренгое. Занимаюсь охраной окружающей среды. Это у нас в моей жизни..

ММ: Так вот с кого надо спрашивать..

ЛБ:В моей жизни раздвоение что-ли, я училась на химика для того, чтобы загрязнять окружающую среду. Сейчас я , поскольку я знаю, как она загрязняется, я охраняю ее, но охраняю, поскольку прав еще нету, нет вообще такого закона о природе и мы все его ждем, т.е. понимаете беззубо я ее охраняю, можно сказать, и у меня постоянно вот какое-то в душе. Ведь наша природа находится накануне инфаркта экологического и вся земля. И вот представляете вот, в каком я трудном положении я нахожусь.

АГ: Дочка есть?

ЛБ: Дочка учится в 9-м классе. Человек очень честный. Что я хочу сказать. По-моему, все мы вот здесь, что кроме знаний, что нам дали учителя. Это ведь свое мнение иметь и быть честным. Т.е. я считаю, что ни у кого из наших выпускников нет такой вот легкой судьбы. Картера, конъюнктура, нос по ветру. Таких у нас нет, у всех наверное какие-то свои трения всегда были, но все же я считаю у нас люди честные. Свою дочь я тоже вырастила честным человеком, я считаю.

АГ:Молодец. Еще вопросы есть?

ЛП: Вот , правда, знаете, я уже давно не работаю учителем, но все равно все еще так себя немножко чувствую учителем. И вот когда все эти идут сейчас дискуссии, думаю, ну почему так говорят о нас, что мы самые консервативные. Почему все говорят, что мы всем навязывали свое мнение. Нет, не про вас. Про учителей говорят и впечатление такое всегда, так обидно. Думаешь, да мне кажется, что в этом то был и интерес то всех уроков, чтобы что-то от них услышать всегда, чтобы они свое мнение высказали. И как радовался когда что-то скажут не такое, что в книжке, не такое, что ты сказал. Конечно иногда и не будут там учить, а так то расскажут, чего я и не могу сказать. Слава Прохорихин такой был умник, а то не учил, а руку поднимет и все перескажет и слово в слово. Ну что придется пятерку поставить, он же тоже самое сказал. Ну что, если поставлю ему тройку, значит себе надо тройку ставить. Но во всяком случае все равно, больше конечно, всего мы любили вот все вот здесь сидящие. Вот сколько здесь нас людей. Когда вот услышишь собственное свое мнение. И я сейчас уже говорила ребятам может быть тот класс второй, они уже не помнят это. А вот А вот с Вознесенским, вот я пришла к ними говорю вот чего ты там, какие то новые появились эти. Какой-то Вознесенский, какая-то там флоренция и слово то и сейчас мне не выговорить это. Говорит, а чего вот очень даже и хорошо, замечательный какой поэт и вот целый урок и проговорила. Помните? Про этого Вознесенского и всех вроде бы хотела убедить. Никого не убедила, конечно. Потому что все думают, что ЛП права, а сейчас смотрите что получилось. Оказывается Вознесенский, действительно поэт.

СП: Извините я вас перебью. Я вот читаю современные вещи о смерти Горького, о соцреализме, который подан сейчас совершенно справедливо. Я все время вспоминаю ваше мнение. Когда вы говорили о смерти Горького, немножко о роли Сталина, в те времена жесткие, когда нельзя было об этом говорить. У вас это прозвучало так, вы знаете , ну так, как тогда это и могло прозвучать. И мы поняли тогда уже, что и чего. Когда вы говорили о журнале Звезда.

ЛП:Это да.

СП: Мы сейчас вот воспринимаем, это было ваше быть может..

ЛП: Ну я честно вам скажу без хвальбы. Если я имела свое мнение и считала, что это не так., то я лучше или не говорила ничего или мимоходом. Скажу, а вас не спрашивала уже

СП: А что вы нам сказали, извините еще я вас перебью, о Маяковском, вот мы пока этого еще не услышали, может быть еще услышим.

ЛП: Нет Маяковский в моем представлении- это знамя и я хотела бы, чтобы остался он.

ПД:Я поступала в Горьковский университет на химфак. Вот как рассказал Лева, там сколько то он баллов не добрал. Значит у нас была группа: Три девицы и все парни. Нам не глядя по физике поставили тройки и отпустили. Остальные предметы сдали на пятерки. Вот этого одного балла не хватило. Я приехала в Тюмень, совершенно никакой трагедии- для меня этого не было. Как сейчас помню, пришла к Анне Александровне, взяла она меня за руку и привела в приемную комиссию тюменского индустриального института. Я вопила, что я пойду только на химический факультет, мне там объяснили, что у нас уже на химический все. Экзамены уже кончились. Мы вас с этими оценками возьмем туда, где у нас недобор. До четвертого курса я даже не могла выговорить как называется эта специальность, я вообще запомнить не могла ее, вообще ничего не понимала. Единственное, что я знала, точно поняла, что мне нужна математика. Это совершенно точно там поняла вот это. Ну, короче говоря, в общем, у меня тут случилось такое событие, которое повлияло на мою жизнь. Я в общем-то на втором курсе заболела и семестр не училась. Я лежала в больнице, у меня был ревмокардит, тут так робко мне родители намекнули, что надо бы взять академический. Тут же я им жестко заявила, что или я бросаю институт или я дойду. Они уже молчали. И в общем я закончила институт. Окончила институт хорошо за полгода до окончания мне предложили остаться на кафедре. Я не понимала, что я там буду делать. Надо мной заведующий, который в общем-то меня выучил, посмеялся и говорит: Увидите, что будете делать. И в общем-то оказалось, что мне вообще надо было идти в педагогический институт. Короче говоря, потому что на самом деле я очень благодарна, что попала на эту работу, на преподавательскую. А благодаря этой работе у меня появился интерес и к моей специальности. Я три года проработала на кафедре. В 72 году я поступила в аспирантуру в очную в Москве. В нефтяном институте им. Губкина. Значит специальность у меня разработка и эксплуатация нефтяных и газовых месторождений. Специальность моя- я горный инженер.

ЛП:Я тебя поняла. Но это ты значит засоряешь атмосферу?

ЛБ: Да засоряешь, засоряешь на 100 процентов.

ПД: Значит, три года я там проучилась, абсолютно прокрутилась на нулях аспирантура. Ко второму курсу я поняла, что мне там делать нечего и надо оттуда уезжать, но там был очень сильный заведующий кафедрой. Во-первых, там я у них вошла в историю тем, что когда я приезжаю говорят-А, это та девушка из Тюмени, которая сказала, что ей тут не интересно. Вот ну факт тот, что аспирантура у меня окончилась и после аспирантуры пути господни неисповедимы и я на 4 с половиной года.. В общем я работала в городе Грозном, столице Чечено-Ингушетии. Работала я в научно-исследовательском нефтяном институт простым советским инженером, вот , после окончания аспирантуры. Значит, поскольку я не хотела ехать по некоторым причинам в Тюмень, то мне шеф, который тоже был из Грозного и туда уехал и который был руководителем диссертации, вот я туда и уехала.Я там 4.5 года проработала и когда было 10-летие окончания института, мне заведующий кафедры прислал письмо-приглашение на 10 летие и сказал: может вы уже кончите, бритте бродяжничать и снова к нам вернетесь на кафедру. Ну во общем то я подумала и безусловно было приятно, что меня помнят, что приглашают. И я поехала.У меня еще такая сказать была небольшая причина. Я там себя очень плохо чувствовала. Я весной там вообще две недели лежала пластом каждую весну. Вот я приехала, снова приехала я в общем-то с почти готовой диссертацией сюда значит работать на кафедру, естественно, с того же, с чего я начала после института. Все это так сказать -у меня все там были исключительно каждый раз все начинания. Вот в 84 году я защитила диссертацию, ну работаю, сейчас я доцент, работаю на этой же кафедре. Ну что вам сказать…

ЛП:Докторскую пишешь?

ПД:Нет, категорически нет

ЛП:Как нет?Почему нет?

ПД:Хотя..

ЛП:У тебя есть квартира?

ПД:Значит у меня жилье есть. Вопрос очень по существу. Значит один раз в жизни, я считаю, мне повезло в бытовом плане. Я когда защитилась, в этот год нашему институту сделали роскошный подарок. Женя, кто нам этот дом подарил, в котором я живу?Ну какой-то там трам-тарарамстрой.Значит подарил дом. До этого я жила у Ларисы в квартире. И как раз когда нам выдали ключи в это время Лариса приехала. Я говорю Лариса поехали смотреть квартиру. Когда мы приехали, там тетечка, которая выдает ключи говорит Слушая тут все кандидаты наук. Я говорю так вот таких вот ненормальных, как я собрали, чтобы из института не разбежались. Значит, этот дом как сейчас он называется пансионат квартирного типа, ну обыкновенные совершенно квартиры одно и двухкомнатные. Вот два года назад приехал Лева Горчаков и сказал, что у него такая же квартира как у меня. Я очень обрадовалась, что у человека дитя, а у меня никого нет. Вот были у меня девушки в гостях. Обыкновенная однокомнатная квартира. Единственный минус-небольшой, но который вообще –то говоря для души где-то это самое..Это все жилье имеет юридический статус общежитие.

АГ:Ордера нет.

ПД:Да, т.е. юридически это что такое. Если вдруг я сказала до свидания институту, то мне они на полном основании говорят- освободите площадь.

Лариса:А если ты до пенсии доработаешь благополучно?

ПД: Хотя у нас уже есть прецендент. Хотя уже и уволились м все равно там живут. В общем я поняла уже, что меня никто никуда не выгонит. Это я уже поняла. Вот Ну. Что сказать еще?

ЛП:Вопросов нет?

ПД:Я обожаю студентов, иногда думаю, что где-то в глубине души они меня любят. Судя по тому, что они мне пишут письма. Из командировки приезжают ко мне.

АГ:Любовного содержания?

ПД:Всякого. Иногда с цветами, иногда с бутылкой водки, но все-равно приезжают. Вот. Рассказывают о свои делах, а сколько детей, привозят своих жен- показывают. Приезжают исключительно кавалеры. Вот. Так что, ну вот это такая сторона дела. Так вот я живу. Я не замужем, замужем не была, детей, к сожалению нет.

АГ:Вопросы? Но надежды не теряешь.

ПД: Ну надежда всегда …

АГ: Все знают, что я был скромный. Но и будучи скромным я имел слабость такую. Я любил девочек И сейчас через 25 лет могу вам сознаться в этом. Что во втором классе я любил Валю Урбанскую и вот у бабушки на печке я выцарапал букву В.Эта буква до сих пор цела, Валя. Если не веришь, я тебя свожу и покажу. В четвертом классе я влюбился в Ларису Бизину. Потом классе в (-м я влюбился в Любу Головину. Ну я только никому не говорил. Но я так любил, так про себя. Платонически все. Да. Потом в 11м классе влюбился в Таню Пелевину. Вот

ЛП:Ужас, какой влюбчивый?

АГ:Да так вот вы не думали об этом, понимаете. А уже потом, когда учился в институте, влюбился в Люду Вшивцеву. Вот какой любвеобильный был, понимаете.

ЛП:Кого любишь сейчас? Всех?

АГ:Сейчас люблю свою жену и своих детей. Вот, ну что хочу сказать, что в общем-то конечно, всю жизнь вспоминаю своих учителей и ту базу, которую они нам дали. Скажу, что единственно. По химии я там наверное на курсе на голову выше всех были с Ваней Раменским. Мы там решали любые задачи, которые никто не мог решить. В литературном плане тоже у нас никаких претензий не было. Учились мы очень легко с Ваней Раменским в одной группе, учились в основном на пять, иногда на 4. После института нас оставили сразу преподавать с Ваней и в общем-то работа конечно интересная, все время с молодежью, все со студентами, понимаете. Ну и хочу сказать, кем бы ты ни работал, какой бы ты пост ни занимал, но самое главное оставаться человеком И в общем- то я скажу, что с кем бы я ни встречался из 11 б и 11 а тоже, я скажу, что в общем то, что вот таких людей, которые бы были несимпатичны их у нас нет. И все почему, потому что у нас были такие учителя. И вот сейчас я хочу, чтобы наши учителя может быть каждый по два слова что-то бы нам сказали, что они помнят, кого они из учеников запомнили, ну кто все равно след оставил. Какие-то мысли. Вот я бы хотел, чтобы Лидия Павловна начала бы и мы бы так послушали всех. Ну, любили кого…

Надежда Диамидовна: Но с другой стороны конечно тот класс до некоторой степени по моему был обделен. Что тут выделились все сильные ученики, а там получился класс несколько послабее. Потом конечно выровнялись все. Достигли того, что нужно. Сейчас много выносится нового в этот вопрос. Что это как учить как-то по-другому. Но я вот считаю, что в Б там действительно получалось как-то современным требованиям. Они как-то там, даже где и удумаешь о беседе, они вперед уже тебя и скажут. Вот, например, возьмем то, что сейчас очень многие, что дало плохой результат., но не по нашей вине, конечно, учителей. Но сближение вот нам говорили, что сближение наций, что потом в какой-то степени будет это сближение. Это слияние приведет даже к единству языка, что ли приведет И я помню кто-то там в Б классе кричит с места. Ну какой язык будет общий-то у всех. Русский, конечно будет язык. А там еще в учебнике не было там сказано, что в будущем какой-то язык будет общий. Какой неизвестно как будто его кто-то там придумает. Они уже сразу заявили- русский язык. Ну, что молодцы, конечно, А ведь вот в жизни так и получилось, что действительно русский язык, он и стал все больше и больше становиться языком всех национальностей. Но только вы видите вот. Те ошибки, которые были допущены в этом вопросе свыше, когда это сближение делалось под нажимом, когда не нужно было даже совсем те же национальные школы закрывать.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить