Последнее фото из Польши

Отец из Польши уехал 15 апреля 1948 года и после этого никогда там больше не был. Все связи с польскими сослуживцами были потеряны. Лишь в 1951 году ему видимо пришло письмо из Польши от его бывшего начальника -Большака, который прислал ему фото его и жены. На обратной стороне фото сделана надпись.За пять лет так привыкли к польскому языку, что на русском ошибки делает при письме.Большак пришел в бригаду 10 сентября 1944 года на должность начальника штаба, пришел из отдела АБТУ армии, так как в конце 1944 года ряд армий были расформированы и руководство стали распределять по отдельным бригадам.Его фотография из альбома тоже здесь. Видимо отец с ним дружил и Большак в Польше приезжал к нему с инспектированием. После этого связь с Польшей была прервана окончательно. Больше они никогда не встречались.Писал ли отец ответ на это письмо, мне не известно.Да собственно и письма -то самого не сохранилось, только фотография.Вообще в архиве отца не осталось ни одного письма от однополчан-видимо они были уничтожены. На фотографии стоят зам начальника отдела Смерш, командир бригады Кудрявцев, Гвоздков,начальник отдела смерш Гусев,начальник штаба Большак.

Ратуша-1945

Много фотографий сделано на фоне ратуши, в которой располагался военный комендант и президент Штеттина. На них можно видеть полный состав польской военной комендатуры, в котором из русских был видимо только отец и его водитель и ординарец-остальные все поляки.На этих же снимках виден и польский командир-полковник, фамилии которого я к сожалению не знаю, он еще встречается и на других фотографиях. Любопытен памятник перед ратушей, он не сохранился в настоящее время.Странный такой памятник, кому посвящен-не понятно.

Ратуша-1945

Ратуша-1945Ратуша-1945Ратуша-1945Ратуша-1945Ратуша-1945Ратуша-1945Ратуша-1945Ратуша-1945Ратуша-1945Ратуша-1945Ратуша-1945Ратуша-1945Ратуша-1945Ратуша-1945Ратуша-1945

Модлин-1946-1947

В Модлине отец служил скорее всего после Легионово осенью 1946-весной 1947 года. Семья жила в многоэтажном доме в крепости, я , думаю, что это был тот самый дом, который представлен на фотографии в галерее.Матушка рассказывала, что весь полк проживал в одном доме и офицеры с женами и солдаты. Дом этот самый длинный в Европе, а танковая бригада располагалась прямо в казематах крепости-там были очень удобные капониры для танков. Теперь этот замок сдан в аренду какой-то фирме, которая отреставрирует его.Есть несколько фотографий с подписями, что это снято в Модлине, тут и я уже появился-привезла меня мать из Гжатска-побоялась оставить отца одного в Польше.Фотографии этого периода помещены в галерее. На фото с отцом мне 11 месяцев-я только начал ходить, отец прислонил меня к ноге, чтобы я не упал.Интересно отметить, что обучал отец поляков в военных городках уже в советской военной форме. Польская форма была снята. На соседней фотографии-друзья отца в Модлине-Виктор-начальник отдела Смерша со своей гражданской женой Катериной и командир батальона со своей женой и дочерью.Летом 2015 года нашлась еще одна фотография, сделанная точно в Модлине, так как есть подпись на обратной стороне.Подписи две-одна старая- в 1947 году, а другая-через 60 лет.Обе написаны матушкой-она у нас историю семьи писала,отцу до этого дела не было.Вот, что она нам рассказала, то мы и знаем о своих предках,от отца ничего не осталось.

Модлин

МодлинМодлинМодлинМодлинМодлинМодлинМодлин

Штеттин(Щецин)-1945

В архиве отца осталось много фотографий , посвященных его службе в Польше.Их можно разбить в группы по тем городкам, в которых он служил. Большая часть их относится к Щецину.Здесь и фотографии с сослуживцами и семейные фотографии. На первой фотографии мать снята в машине, которую ей выделили, как жене военного коменданта. В машине сидит еще шофер Иван, у машины стоит ординарец Керим. Снята фотография в августе 1945 года. По немногим подписям на обратных сторонах фотографий можно примерно определить, когда и где они снимались. В этой галерее приведены фотографии, снятые около виллы, в которой проживали родители, когда отец был военным комендантом Щецина. Здесь же единственная цветная фотография того времени- разрисованная.Вторая фотография на фоне виллы была отправлена в Гжатск матери отца и стоит дата отправления -24 февраля 1946 года. К тому времени мать уже была в положении и в марте отец увез ее в Россию, в Гжатск к своим родителям рожать. Зарегистрировались они только в России в марте 1946 года, а в апреля родился я. То есть и официальной свадьбы то у них видимо не было, так и жила она невенчанная в Штеттине с отцом, как теперь говорят, в гражданском браке. Но на фотографии 15 июля 1945 года в газете она названа женой отца, правда сидит не рядом с ним. На этом же фото указано время съемки- июнь 1945, Штеттин.Что довольно странно, так как официально бригада вошла в Штеттин 8 июля 1945 года согласно воспоминаниям Зарембы. Где-то я нашел следующий текст-К предместьям города подошла 16-я танковая бригада Войска Польского-в сам Штетин она смогла войти лишь 8 июля, после получения соответствующего разрешения советского командования в Берлине. Прибыл в Щецин и новый (польский ) военный комендант майор Горчаков-советский офицер, состоящий на службе в Войске Польском. -Может быть отец раньше приехал в город. Странно также то, что в личном деле отца он числится в Штеттине с апреля 1945 года.Да и мать рассказывала, что впервые она увидела отца в апреле. Теперь уж и не разгадать эти загадки.Этот дом в Щецине я нашел по последней фотографии, только у него была такая лестница и вход в дом. И хотя его теперь отремонтировали, лестница осталась прежней.

Боевые соратники

Было время, когда русские с поляками жили дружно и вместе создавали польские танковые бригады. Есть пара снимков точно 1945 года, поскольку отец на них в польской форме, где они обсуждают свои военные дела. Место конкретно не известно, но люди на снимках узнаваемы.Скорее всего это Щецин. Отец командовал танковыми полками по крайней мере в четырех округах и все их выводил на первые места в течение полугода. По окончании службы в польской армии он был отмечен грамотой и несколькими медалями и орденами.