По следам 16 танковой бригады в Польше

По мере архивного исследования материалов постепенно был просмотрен основной пласт документов.Оставшиеся документы либо находятся в случайных делах, либо в неподнимаемых секретных материалах.До сих пор не удалось ознакомиться с материалами работы военной комендатуры Щецина.В Подольске их не выдают под предлогом наличия в них компрометирующего материала на третьих лиц,а в архиве Щецина утверждают, что все материалы находятся в Москве. Так что круг замкнулся.Поэтому этим летом пришлось мне искать в Польше очевидцев того времени.И тут мне удивительно повезло. Один из моих коллег, также занимающийся делом 16 танковой бригады, обнаружил в интернете сообщение о польском ветеране, служившем в 16 танковой бригаде.Однако почтенный возраст ветерана заставлял сомневаться в его существовании.Но тем не менее, я попытался найти его.Позвонил по указанному телефону и к моему удивлению обнаружил живого очевидца тех событий. Конечно я съездил к нему и побеседовал с ним. Он служил как раз в том батальоне, которым командовал мой отец с момента его формирования в феврале 1945 года и до момента ухода бригады из Щецина в октябре 1945 года. Вспомнил он и один эпизод из жизни батальона. 5 мая бригада после двухнедельных боев в окружении вышла на формирование. В бригаде осталось 5 танков и совсем мало танкистов. С завода поступили новые танки, а воевать на них было некому. Тогда отец подозвал этого ветерана, которому тогда было 20 лет, и говорит-организуй-ка, Женька, полевую кухню и обед, солдатики к ней стянутся, мы их к себе в танкисты и примем. Нашел ветеран немецкую полевую кухню и продовольствие, отыскали повара и сделали обед. На вкусный запах к кухне подошли пехотинцы из соседних полков, там их и сагитировали идти в такисты.Вот с этими новоиспеченными танкистами бригада и пошла брать Прагу.Правда до Праги они не дошли, но пару городков -Бадшандау и Децин- взяли и остановились в Децине,там их и встретила победа. Удивительным образом мне удалось посмотреть на эти места в этом году.В прошлый раз мы планировали поездку в Прагу, но она не состоялась. Ну запланированнное нужно осуществить, поэтому в этом году мы съездили в Прагу и оказалось, что путь к ней как раз лежит через эти городки, так что все связано в этом мире.Будучи в Щецине я попытался найти книги Петра Зарембы-коллеги отца по управлению городом-он написал про то время несколько книг, в которых упомянут и отец. Пошел искать букинистические магазины. В первом мне ничего не удалось найти, а вот во втором хозяин магазина, седовласый поляк, оказался русскоговорящим. Ему я рассказал мою историю, что мой отец был комендантом города и что я ищу материалы, из которых можно было бы узнать , что отец делал за эти 4 месяца.На что поляк сказал-да знаю я, что он делал-вывозил из города все, вплоть до пианино, т.е. грубо говоря, грабил. На что я ему ответил- ничего он не вывозил,а занимался наведением порядка в городе. Действительно у отца было пианино, но, уезжая, он оставил его своему преемнику. А когда в 1948 году они с матерью совсем уезжали из Польши, так после пересечения границы они обнаружили, что их единственный чемодан сильно полегчал. Его на границе вскрыли и вытащили оттуда те вещи, которые они покупали в Польше- детскую шубку и еще что-то. Так что ничего родители из Польши не привезли. А насчет наведения порядка- так это ветеран может подтвердить-все эти четыре месяца он находился в полку и участвовал в этом наведении порядка. Каждый вечер наряд из 4-х человек во главе со старшим офицером отправлялся по городу патрулировать улицы, задерживать воров, поджигателей, бандитов, которых в то бандитское время было полно в Щецине. Бригада ушла из города 15 октября 1945 года, когда ей на смену пришла 12 дивизия. На этом закончилась история службы моего отца военным комендантом города, но не закончилось его пребывание в Польше. Потом он еще 3 года служил в разных танковых полках и готовил польских танкистов, выводя эти полки на первые места по боевой подготовке. Жаль только, что неблагодарные нынешние польские власти этого не оценили. Не подготовь бы отец польскую армию, быть бы им под сапогом у жадного нынешнего соседа. И на здании нынешней ратуши должна бы висеть мемориальная доска, посвященная моему отцу, который действительно был первым польским военным комендантом этого города.