Последний свидетель

Есть в нашем городе особый музей. Называется он «Следственная тюрьма НКВД».Директор музея- Ханевич, имеющий польские корни, вместе с командой единомышленников создали музей, посвященный репрессиям, совершенными большевистским правительством. А поскольку я тоже интересовался историей конкретно одного польского офицера, то наши интересы частично совпали. Я съездил в Бундюр с целью добраться до деревни Осиновка и Лесоучастка, в которых в 1929-1956 годах работали спецпереселенцы и узнал, что этих поселков давно нет, но остались кладбища, на которые иногда приезжают родственники. Однако до самих поселков нам не удалось добраться из-за плохой погоды. Незавершенное дело как заноза свербит душу. И я направился к Ханевичу с целью выяснить, а не планируют ли они экспедицию в эти края. Найдя его , побеседовал с ним об этом. Во время беседы я как-то не обратил внимания, что перед ее началом он включил диктофон. Ушел я от него с ощущением, что мои сведения о польских кладбищах в бундюрских болотах его не заинтересовали. Прошел год и в интернете я случайно обнаружил этот наш разговор в виде аудиовоспоминания. http://nkvd.tomsk.ru/projects/posledniysvidetel/audiovospominaniya/GorzcakowLW/ Мне Ханевич ничего об этом не говорил. Вот так я неожиданно попал в последние свидетели.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить